Шлем пожарного, первая гроза и музей Феррари

      Утром, выписавшись из отеля, мы направились в центр Амстердама на поиски традиционных голландских головных уборов. День выдался серым и дождливым, пока сидели за завтраком в кафе, погода совсем разладилась, зарядил холодный дождик, и выходить наружу совсем не хотелось. Купив в ближайшем магазине плащи-накидки и превратившись в три черных полиэтиленовых пакета, мы двинулись по пустынным с утра улицам на поиск запримеченных вчера магазинчиков, торгующих антиквариатом, комиссионок и арт-шопов с современными дизайнерскими шляпами.

Первый из найденных магазинов оказался закрыт, по понедельникам и вторникам в центре Амстердама мало что работает, зато в выходные дни здесь идет бойкая торговля, что связано с наплывом туристов. Постояв у закрытой двери, любуясь сквозь витринное стекло на необычные женские шляпы-трансформеры, мы думали-гадали, куда податься дальше. Накануне Олег изучил информацию, полученную в Интернете, и мы решили отправиться в «Район девяти улочек» (он так и называется), где расположены многочисленные комиссионные и антикварные магазины.

Место это оказалось в самом сердце города, где мы встретили множество совсем крохотных магазинов, специализирующихся на различных тематиках: старинном фарфоре, изделиях из серебра, часах, иконах и, к счастью, шляп. В одной из витрин мы увидели совершенно необычные экспонаты – старинные восточные головные уборы ручной работы, изготовленные с применением поделочных и полудрагоценных камней, серебра, бисера и других материалов.

   Продавец, солидный афганец, средних лет, с радостью продемонстрировал нам настоящие произведения искусства. Здесь мы смогли подержать в руках головные уборы из Тибета, Узбекистана, ряда других стран. Магазин специализируется на поиске и реализации старинных традиционных головных уборов стран Востока, здесь представлены уникальные коллекционные образцы, которые могли бы стать достойным украшением любого музея.

Видя наш неподдельный интерес к чудесным образом сохранившимся головным уборам, продавец демонстрирует объемную книгу с массой иллюстраций:     

- У нас была собрана большая коллекция головных уборов народов мира, и когда ее увидели люди из Катара, они просто купили все экспонаты, сейчас они находятся в какой-то частной коллекции в этой стране, возможно, в Дохе, но точно сказать не могу. Я сам являюсь лишь дилером, хотя и увлекаюсь коллекционированием, но найти такие раритеты, что представлены сейчас у нас, например, в Тибете вы просто не сможете, их в свое время вывезли из страны. В давние времена такой серебряный, с инкрустацией сердоликом и бирюзой, головной убор в форме короны носили жители Тибета, причем он предназначен для ежедневной носки, надевался не только по праздникам. Вот еще очень красивый головной убор из Узбекистана, если интересно, можете его померять. Не думаю, что если вы туда приедете сейчас, то сможете найти что-то подобное. Конечно, и цена на них не маленькая, зато – эксклюзив.

- А вы выставляете эту красоту в Интернете, можно там приобрести что-то подобное? – Спрашивает Олег.

- Нет, мы представляем эти головные уборы только в магазине для того, чтобы их не приобретали китайцы, потому что они скупают сейчас все на свете, а потом делают копии и продают направо и налево, причем старят их таким образом, что невозможно отличить подделку от оригинала. А здесь ко мне частенько заходят коллекционеры и истинные ценители антиквариата, которые имеют возможность подержать в руках каждый понравившийся экспонат, неспешно сделать свой выбор, - отвечает продавец.

Мы долго рассматриваем необычные головные уборы, любуясь переливающимися на них камнями и качеством ручной ковки и серебряного литья. Но не можем вот так сразу отдать за каждый экспонат по 2500 евро, поэтому с позволения продавца делаем фото всех заинтересовавших нас предметов, обмениваемся визитками и отправляемся дальше по узким улочкам Амстердама.

В большом антикварном центре - многообразие головных уборов...

    Но мы находим очень характерный экспонат, который будет представлять этот город в Музее головных уборов – шлем амстердамского пожарного, датируемый 40-50-ми годами прошлого века. На лицевой стороне шлема – большая литая накладка с гербом города. Некоторое время общаемся с продавцом, выясняем все доступные детали, записываем полученную информацию и просим произвести качественную упаковку экспоната.

Найдя искомое, мы возвращаемся к машине и отправляемся в путь, на сей раз вновь в Германию, в портовый город Бремерхафен, где нам предстоит провести ближайшие пару дней, так как именно отсюда будет произведена отправка автомашины в США. Это недалеко, всего 356 км, по европейским автобанам преодоление таких незначительных расстояний не составляет большого труда. 

По пути любуемся бесконечными плантациями тюльпанов, которые раскинулись вдоль автострады на многие километры, слева от нас – плоское побережье Северного моря, являющегося частью Атлантического океана.

Время от времени начинается ливневой дождь, но затем вновь из-за свинцовых туч выглядывает яркое весеннее солнце, и мир вокруг окрашивается сочными цветами. Трасса ровная и гладкая, иногда кажется, что она устремлена в бесконечность, куда-то вдаль, за линию горизонта, и нет ей ни начала, ни конца. А мы все куда-то едем и едем, разменяв седьмую тысячу километров. Ровными рядами выстроились вдоль автомагистрали ветряные генераторы, мерно вращая своими огромными лопастями. А вокруг – сплошные поля и луга, на которых мирно пасутся коровы и овцы, местами попадаются большие, аккуратные домики фермеров, в отличие от России, здесь их не строят вдоль дороги, а всегда – в стороне от нее, как можно дальше от цивилизации и ближе к природе. Высокие скаты покрытых черепицей крыш смотрятся живописно в окружении цветущих садов. Голландия плавно переходит в северную Германию, почти незаметно меняются очертания домов, а догадаться о том, по какой ты едешь стране, можно только по надписям на указателях и о номерам автомашин.

Мы въезжаем в небольшой городок Бремерхафен, где у нас нет иных планов кроме как сдача нашего боевого автомобиля в таможенный терминал для отправки его в США, где через три недели продолжится кругосветная экспедиция «HatMaster». А до того времени в России и в германском Гамбурге идет активная работа по оформлению большого количества экспортных документов. Это – отдельная деятельность, которой занимаются профессионалы, а нам лишь нужно дождаться кода допуска автомобиля на территорию терминала. Немного волнуемся, особенно Олег, потому что отправка автомобиля – это самый сложный участок работы, особенно в нынешней ситуации осложнения отношений между Россией и США. Но мы надеемся на то, что в итоге все будет хорошо.

Подъезжаем к небольшому, уютному отелю, скорее всего, частному, нам открывает дверь девушка, спрашиваю, владеет ли она английским, а она в ответ на чистом русском отвечает:  

- Нет, можно мы не будем говорить на английском, давайте лучше на русском? Наталья меня зовут.

- Ничего себе, стоило через всю Европу ехать в далекий-предалекий городок Бремерхафен и встретить здесь родную русскую душу, - подумал я.

      В отеле мы оказались в гордом одиночестве, других постояльцев не было, предусмотрительно выяснили у Натальи, куда можно сходить поужинать и какие достопримечательности имеет смысл посетить в этом городе. Получив подробный инструктаж и карту от входных дверей отеля, мы остались предоставленными сами себе в пустом, уютном отеле. Первым делом решили прогуляться по окрестностям и найти какое-нибудь место для ужина.

Судьба завела нас в чудесное местечко под названием “Ferrari & FormelIGaststaette ZumkleinenFalkenMerlin” – это необычное кафе и пивной бар, являющиеся одновременно музеем «Феррари», созданным Гансом Шульцем (HansSchulz) – профессиональным гонщиком «Формулы – 1», на протяжении последних 38 лет собиравшим коллекцию атрибутов с логотипом и символикой «Феррари». Чего здесь только нет: автопокрышки, модели гоночных автомобилей, вымпелы, флаги, почтовые марки, бейсболки и т.д. Мы заказали Гансу по бокалу неосветленного баварского пива «Вайссен», разговорились об его увлечении.     

      Ганс с удовольствием показал нам остальную часть коллекции, представленную в соседнем помещении, представляющем собой кафе. В углу с потолка капала вода, хозяин посетовал:

- Крыша протекла, как только дождь пошел, до завтра отремонтирую, сегодня уже поздно наверх лезть.

      Мы и не ожидали увидеть в провинциальном германском городке такую необычную коллекцию. Как впоследствии выяснилось, это – крупнейший в Европе музей гоночных автомобилей марки «Феррари». Снаружи пошел настоящий ливень, сверкнула молния, прогремел гром: наконец то мы дождались первой грозы! Опустошив первый бокал, мы заказали еще по одному, такое замечательное пиво можно пить бесконечно, получая истинное удовольствие и не имея никаких побочных эффектов на следующее утро. Бар «Феррари» уже закрывался, и мы, довольные содержательным днем и благодатным его завершением, под иссякающим к этому времени дождем возвращались в свой отель.

Оставить комментарий

Комментарии: 7
  • #1

    Юрий Васильевич (Четверг, 24 Апрель 2014 12:35)

    шлем хороший, наверно станет украшением в коллекции, интересно что это за шлем с металлической сеткой?

  • #2

    Юрий Васильевич (Четверг, 24 Апрель 2014 12:37)

    неправильно сформулировал вопрос. Пожарный шлем хороший, отлично что его взяли. А вот шлем с сеткой это не пожарный, наверно военный?

  • #3

    Олег (Пятница, 25 Апрель 2014 08:57)

    Пожарный шлем мы действительно забрали с собой в Россию! А вот шлем с сеткой только сфотографировали.

  • #4

    Альберт Хлюпин (Пятница, 25 Апрель 2014 08:59)

    Шлем с сеткой скорее всего предназначен для игры в регби. Мы его просто примерили,а вот для чего он - попытались догадаться сами.

  • #5

    Бывалый (Суббота, 26 Апрель 2014)

    Как поклонник пшеничного пива, не могу пройти мимо этимологического вопроса названия оного. На немецком используются названия Weizenbier или Weißbier, отсюда уменьшительно-ласкательные Weizen (ВайЦен!), Weißes или Weiße. Само название Weizen происходит от входящего в рецептуру зернового (Weizen - пшеница), а само немецкое слово Weizen – пшеница, - произошло от цвета зерна/муки (weiß). Каламбур, но Weizen бывает не только светлым (hell), но и темным (dunkel). Еще пшеничное пиво бывает фильрованным (Kristallweizen), тогда оно прозрачное, или нефильтрованным, мутно-игристым из-за дрожжей (Hefeweizen).
    Тем из читателей, кто до Германии или Австрии пока не добрался, а заморским «Вайссен», а вернее вайцен заинтригован, можно порекомендовать Балтику №8 или поискать в большом супермаркете Franziskaner Weissbier – пол-литровые стеклянные бутылки, монах с кружкой пива в рамке с названием и колосками пшеницы.
    В Бельгии (а она – тоже пивная держава, на маленькой территории изготовляются сотни сортов пива!) вайцен называется Witbier. Покушать там тоже можно хорошо (и для европы относительно недорого) – картошка фри (ее изобрели именно бельгийцы, чем они гордятся), морепродукты, карбонад (с карбонадом из наших мясных имеет мало общего, в Бельгии это что-то вроде гуляша в пиве), вафли (навроде тех, что у нас в вафельницах делают). Фламандцы (а их – 60%, остальные французы) кстати растут на англоязычном ТВ, так что с зись-изами (this is)обращаться умеют.

  • #6

    Олег (Вторник, 29 Апрель 2014 22:56)

    Бывалый, спасибо за столь подробную информацию! Признательны!

  • #7

    Олег (Суббота, 14 Июнь 2014 17:28)

    Пожарная тематика...Это Отлично!!!!Сам из оных!!!