Еще один день в Нью-Йорке

Нью-Йорк – это город, жители которого никогда не спят: всю ночь выли полицейские сирены, веселые компании бродили туда-сюда по уличкам Манхэттена. Когда вы просыпаетесь среди ночи, потому что по биоритмам у вас уже разгар следующего дня, а здесь – глубокая ночь, то сразу понимаете, что пока не уедете отсюда, крепко поспать все равно не получится.

. Вот и мы, заспанные с утра, отправились на поиски места, где можно попить кофе и привести мысли в хоть какой-то порядок после почти бессонной ночи. Находим в своем квартале китайскую кондитерскую (а какие тут могут быть варианты, если квартал называется “Chinatown”) за металлическими столиками завтракают, чем бог послал, такие же заспанные, как и мы, бывшие жители Поднебесной. Здесь неплохой выбор кондитерских изделий и соков, причем плюшки, которые я брал, оказались очень даже вкусными (как они называются на китайском языке, для меня покрыто мраком тайны). Тетушки, сидящие по соседству, громко переговариваются о чем-то прямо через нас, это у них в традиции говорить громко, особенно за едой.

Немного посвежевшие, идем за вещами в отель, у нас возникла внештатная ситуация, связанная с задержкой в доставке экспедиционного автомобиля «Тойота хайлюкс» в порт Нью-Йорка, и вместо 14 числа, груз прибудет в США лишь 22 мая. А до этого времени нужно на чем-то передвигаться по стране и как-то себя занять. После долгих раздумий решаем посвятить это время поездкам по стране, взять в аренду другой автомобиль. Но прежде договариваемся о встрече с Михаилом Томасовичем, почетным представителем Российской торгово-промышленной палаты в США и о возможности оставить часть нашего груза в офисе ТПП на Манхэттене. Выписываемся из отеля, ловим на улице такси и со всем своим скарбом выдвигаемся в путь. Таксист немало удивлен тому, что везет россиян, находящихся в кругосветном путешествии, говорит: «ну вы и даете, кругосветка – это же так долго и дорого!».

  Преодолев десятки затяжных пробок, в которых стоит с раннего утра до поздней ночи весь Манхэттен, мы почти через час добираемся до офиса Российской ТПП, на пороге которого нас приветливо встречает Михаил Томасович. Мы знакомимся, рассказываем ему о целях экспедиции, о том, в каких странах мы уже побывали за последние 40 дней, с каким результатом сработали при поиске национальных головных уборов. Во время встречи Олег и Валерий обсудили ряд чисто технических вопросов, связанных с возможностью оказания помощи со стороны представительства ТПП в поиске таможенного брокера для беспрепятственного получения прибывающего на днях из германского Бремерхафена автомобиля.

Михаил Томасович организовал для нас встречу с представителем бизнес-сообщества США, так как производство и реализация традиционных американских головных уборов также является одной из тем обсуждения. Вырабатываем дальнейший план действий, хотя все еще находимся на некотором перепутье: мы в огромном Нью-Йорке, у нас масса вещей, нет машины, непонятно чем заниматься до прибытия автомобиля, а впереди еще целая неделя. К счастью, наши соотечественники помогают в решении ряда вопросов, в частности, по хранению лишнего багажа, без которого мы становимся значительно мобильнее. В знак признательности за уделенное нам время и оказанное внимание дарим представителям нашей страны в Нью-Йорке символ экспедиции – эксклюзивный головной убор, напоминающий традиционную русскую «треуху», изготовленный ограниченной партией ведущим производителем меховых изделий фирмой «Мехико», а также презентационный комплект, рассказывающий о брендах и достопримечательностях Кировской области и книгу о вятских мастерах.

Затем отправляемся в самостоятельное плавание по реке жизни, которая на сей раз забросила нас в самый гигантский мегаполис США. Как это нередко бывает, река прибивает нас к нужным людям (или этих людей – к нам). Непонятно каким образом это в жизни происходит, но лично я не верю в случайные совпадения, а склонен полагать, что мы имеем дело с некими знаками, говорящими в пользу вмешательства высших сил в нашу повседневную жизнь.

Итак, не успеваем мы пройти и нескольких метров, как Валерий предлагает зайти в меховой магазин (на этой улице Манхэттена расположено множество магазинов, специализирующихся на торговле меховыми изделиями). На дверях многообещающая надпись «Говорим по-русски», и действительно, зайдя внутрь, встречаем милую русскоговорящую даму, зовут ее Светланой, родом из Киева, но судьба закинула в Америку, и с тех пор она живет и работает в этом огромном городе. Разговариваем со Светланой о житье-бытье в «Стране демократии и больших возможностей», она на жизнь не жалуется: 

- Когда переехала в США, окончательно поняла что здесь самая главная ценность – это работа, потому как если у тебя она есть, ты можешь обеспечить себя и свою семью, но работать приходится очень много, столько, сколько не работают ни в России, ни, тем более, в Западной Европе. Мы – трудоголики, иначе здесь просто не выжить. Когда я жила на Украине, работала школьной учительницей, требовательной была к ученикам, приходилось и двойки ставить самым нерадивым из них. А когда переехала сюда, устроилась официанткой в ресторан, работала по 18 часов в сутки, с 10 утра до 4 часов ночи, ноги болели ужасно, плакала, когда возвращалась домой, но никогда не жаловалась на жизнь. Ведь это – мой выбор. В то время иначе было не прожить. Непросто пересилить себя, когда тебе приходится работать не там, где бы тебе хотелось, принять совершенно иной образ жизни, иную систему ценностей. Но в душу к тебе никто здесь не лезет – ты все равно остаешься собой, требуется лишь большая внутренняя дисциплина, не все это выдерживают, многие возвращаются из Америки обратно в Россию.

Мы рассказали Светлане о том, как оказались в США, о нашей экспедиции, и она настолько прониклась, что предложила помочь сориентироваться в незнакомом нам гигантском городе:

- Раз вы все равно собираетесь на Брайтон Бич, я могу вас проводить, как раз еду в ту сторону, живу неподалеку, в Бруклине. Самим вам будет сложно сориентироваться в Нью-Йоркском метрополитене. А на Брайтоне обязательно надо побывать, раз уж вы приехали в этот город. Там живет русскоязычная коммуна, почти все говорят на русском, в общем, сами все увидите.

Какое-то время ходим по узким, густо заполненным людьми, тротуарам Манхэттена, над нами далеко вверх уходят однообразные стены высоток, скрывающиеся в серой пелене низко висящих над городом облаков, а затем попадает в тесное, низкое, серое и грязное метро. Линий в нем бессчетное количество, станций – безмерно много, но при желании разобраться в этом неглубоком подземном лабиринте все-таки можно. Подлетевший поезд уносит нас в сторону Бруклина, затем – пересадка на другую ветку, и еще более продолжительное движение от станции к станции, на самую окраину мегаполиса. Проезжаем по дневной поверхности, по Манхэттенскому мосту, и вновь состав ныряет под землю, однотипные станции сменяют друг друга, а мы беседуем со Светланой. Ей нравится Нью-Йорк, потому что в нем много жизни, активный ритм которой заставляет все время быть в тонусе, здесь нельзя полностью расслабляться – слишком велика конкурентная среда. Что ж, каждому – свое, настало время прощаться, мы благодарим эту замечательную женщину за доброе отношение к нам и помощь, которая оказалась очень кстати.

Еще пара станций – и мы прибыли в Брайтон Бич, на конечную остановку, дальше – лишь просторы Атлантического океана. Выходим на платформу, которая расположена высоко над жилыми кварталами, примерно на уровне 3-4 этажей, все какое-то серое и коричневое, архитектуры нет вообще, просто маленькие и большие жилые коробки, над которыми с ревом носятся поезда метро. Я бы назвал это место скорее подземельем… Повсюду – названия на русском языке, некоторые дублированы на английском. Есть здесь магазины, аптеки, туристические бюро, ремонт бытовой техники и т.д., все написано по-русски. По улицам неспешно ходят наши бывшие соотечественники, невеселые, никто не улыбается, в глазах у всех – грусть и тоска. Это очень бросается в глаза после Манхэттена, где, куда бы ты ни зашел – тебе всегда улыбаются, спрашивают как у тебя дела. Понятно, что навряд ли это искренне, просто так принято, так заведено. Здесь же все грустные и, я бы сказал, какие-то изможденные.

Спрашиваем у прохожего как найти место, где можно пообедать, разговариваем на русском. Пожилой человек рассказывает о себе, как был в свое время очень востребованным дизайнером в Белоруссии, уникальным в своей сфере деятельности:

- А кто я теперь…вы же видите, как все здесь непросто. Лучше пойдите вот в ту кулинарию, там суп дешевый можно взять за доллар, в стаканчике, чтобы не платить в кафе втридорога, я всегда там беру, неподалеку есть детская площадка, там можно на скамейке сидеть и есть, денег там не возьмут за это. Тут не везде можно просто сесть и есть. - Делится он своим опытом.

Мы еще идем некоторое время вместе, общаемся о том, как он переехал жить в США, поддерживает ли связь с родиной. Оптимизма, конечно же, это общение не добавило, к тому же, сидеть и есть суп из стакана на детской площадке в такую серую и холодную погоду совсем не хотелось. И мы пошли искать место, где можно просто съесть что-нибудь горячее, но только не фаст-фуд. В своих поисках забрели на параллельную улицу, где и обнаружили прекрасный грузинский ресторанчик, обходительный, вежливый официант, говорящий по-русски, правда, тоже грустный, как и все здесь, накормил нас нормальной, человеческой едой. Хачапури, свежий грузинский хлеб, харчо, жареные грибочки под сыром и невероятно вкусный напиток «Тархун», вкус которого запомнился из далекого детства, - мы просто праздновали те мгновения, что провели в этом прекрасном месте, расположенном посреди русскоязычного гетто.

  Согретые и впервые за все последние дни вкусившие нормальной еды, мы решили дойти до побережья Атлантики, чтобы все-таки увидеть знаменитый «Брайтон бич». Может, погода не та, или со временем года нам не слишком повезло, но пляж не произвел особого впечатления. Широкий такой, песчаный, пустынный, не считая пары явно изрядно выпивших наших соотечественников, резвящихся вдали в ледяных волнах океана. Вдоль пляжа – широкая и тоже серого цвета деревянная набережная с одиноко стоящими на ней скамейками. На одной из них лежит бедная женщина, рядом – ее сумка, может, прилегла отдохнуть, а может просто некуда больше пойти? Все дома почему то темно-коричневого цвета, напоминающего…ну сами знаете что. Многоэтажки однотипные, с зияющими бойницами маленьких окон, за каждым из которых поломанные судьбы тысяч и тысяч бывших граждан огромной страны, называвшейся СССР. Они уехали в Америку начинать новую жизнь, и, судя по всему, долгожданное счастье подавляющее большинство из них так и не нашло.  

Нам это место показалось не самым приятным для жизни, хотя летом, наверное, на свежем воздухе возле океана, да с огромными песчаными пляжами, здесь вполне можно провести пару-тройку дней за общением, особенно принимая во внимание отличную грузинскую кухню в местном ресторанчике.

Мы ищем такси возле брендированных машин, очень похожих на такси, но не покрашенных в желтый цвет, как это принято в Нью-Йорке, захожу в контору, в дверях стоит скучающий служащий, спрашиваю его на английском где можно найти службу такси, он не совсем понимает, о чем я говорю. Исходя из личного опыта, интересуюсь, говорит ли он по-русски. И, о чудо, мы, наконец, находим общий язык, а заодно и русскую службу такси. Таксист, которого нам предоставляют, тоже вопросительно смотрит на меня, когда начинаю общаться с ним по-английски. Перехожу на русский – вновь все получается! Садимся в машину и едем в забронированный Олегом через Интернет гестхаус, расположенный где-то в Бруклине. Водитель, пожилой грузин, поведал нам свою историю жизни:

- Десять лет назад приехал в Штаты к другу погостить, да так и остался здесь. Ни документов, ни денег, ни работы – вообще ничего не было у меня тогда. Но устроился быстро, стал таксовать (а что еще остается делать, если английского не знаю), если бы выучил язык, то нашел бы более высокооплачиваемую работу. На жизнь не жалуюсь, если у тебя есть хоть какая-то работа, с голоду здесь не пропадешь. За день удается заработать долларов сто, этого вполне хватает на жизнь. Со временем документы сделал, устроился нормально, так и живу все эти годы на Брайтон бич.

- А на родину, в Грузию не тянет? – спрашиваю я.

- Так я пару раз в год туда летаю к семье, у меня там вся родня живет, сын есть, взрослый совсем, - отвечает он.

- А сын не собирается к вам сюда переехать? – интересуется Валерий.

- Нет, он в Америку ехать не хочет, кроме меня никто не желает покидать Тбилиси. У нас же там, в Грузии, сами понимаете какой бардак происходил, да и сейчас не лучше, работы нет, как жить – непонятно, - сокрушается он.

- А в США вы из-за работы живете? – спрашиваю я вновь.

- Здесь всегда есть работа, ты можешь не только содержать себя, но и семью, пусть она в другой стране находится. Мои все понимают ради чего я здесь, не осуждают, видать, так надо. Кстати, вы видели, как Барак Обама только что пролетел на вертолете? В сторону Манхэттена его сопровождали четыре военных вертолета, - рассказывает водила.

- Неужели это сам президент был? Да, вертолеты были, они где-то там, в Манхэттене приземлились, только вот куда? – Спрашиваем мы.

- Они на воду приземляются прямо в залив.

- И часто Обама бывает в Нью-Йорке? – Интересуюсь я.

- Пару раз в неделю прилетает, все уже привыкли к этому.

Мы удаляемся от Нью-Йорк сити в сторону Бруклина, и тут наш водила обращается к Олегу с вопросом:

- Слушай, подскажи куда дальше ехать, у тебя вроде на «Айфоне» схема была? Я тут нечасто бываю, район такой…неспокойный, и как вы умудрились тут отель найти?

- Отель на booking.com  забронировали, в Интернете, отзывы вроде хорошие о нем опубликованы. А дорогу подскажу конечно, в меня здесь весь наш путь отображается, - отвечает Олег.

Мы подъезжаем к гестхаусу, райончик действительно специфический: вначале едем по еврейским кварталам, где на улицах, в автомобилях встречаем практически одних ортодоксов в черных одеждах, черных высоких шляпах на голове, с длинными, колоритными пейсами. Такого количества ортодоксальных евреев в одном месте, наверное, можно встретить только здесь. Затем начинаются «черные» кварталы, население которых составляют преимущественно выходцы из стран Африки. Наш гестхаус как раз находится в глубине цветного квартала, где беспрерывно гоняют полицейские машины, а на улицах ни души, хотя времени еще совсем немного, и до наступления темноты далеко.

Но нас напугать чем бы то ни было сложно, заселяемся в комнату, Олег с Валерием уходят искать продуктовый магазин, а я разбираюсь с фотографиями, накопившимися за последние дни. О некоторых минусах этого места мы узнали ближе к ночи, когда выяснилось, что полотенец нет вообще, они просто не предусмотрены в гестхаусе, а мы не взяли их с собой, оставив вместе с основными вещами в Манхэттене, поскольку во время путешествия во всех отелях и мотелях полотенца выдавались. Кроме того, всю ночь над нами проносились на низкой высоте все гражданские самолеты, заходившие на посадку в международном аэропорту Дж. Кеннеди, интервал их движения – от 30 секунд до минуты. А еще всю ночь напролет выли полицейские сирены, район оказался на самом деле неспокойным.

Ну что тут поделаешь, встряли так встряли. А негативные отзывы в Интернете по поводу этого гестхауса, скорее всего, кем-то модерировались, потому у него высокий рейтинг. Так что, ночь у нас была почти бессонная, а если приплюсовать две предыдущие неспокойные ночи в Манхэттене, то можно себе представить с каким нескрываемым удовольствием мы завтра отправимся из Нью-Йорка в провинциальную Америку, в сторону канадской границы для того, чтобы увидеть грандиозные Ниагарские водопады.

Оставить комментарий

Комментарии: 1
  • #1

    Евгений (Пятница, 23 Май 2014 07:09)

    ...Отличная заметка! Вот она " Американской мечта"!!!