Нью-Йорк...

Утром, обретя способность передвигаться и действовать, с трудом понимая, где мы находимся (так часто бывает во время длительных путешествий, когда ночуешь всякий раз в новом месте), связываемся с нашим таможенным брокером и направляемся на встречу с ним. Питер работает менеджером в компании, предоставляющей услуги таможенного брокера, его нам порекомендовал Михаил Томасович, руководитель представительства российской торгово-промышленной палаты в США, чтобы ускорить процесс оформления экспедиционного автомобиля, отправленного нами из германского Бремерхафена в порт Нью-Йорка.

За то время, пока мы путешествовали на арендованном авто по части стран Западной Европы, по Исландии и северо-восточным штатам Америки, автомобиль теоретически уже должен был прибыть в Америку. Но, как выяснилось, отправка его из Германии задержалась из-за длительной процедуры оформления разрешения на ввоз в США. Пока не было получено соответствующее разрешение, груз не выпускали с таможенного терминала Бремерхафена. Сроки доставки оттянулись на неделю, а теперь выясняются все новые подробности непростого процесса получения автомобиля.

Общение с Питером по телефону далось мне нелегко: для тех, кто знаком с американским английским, очевидно, почему изучавший классический британский английский человек почти не понимает американцев. Это – суть два разных языка, и я на практике столкнулся с ситуацией, когда собеседник вроде бы и говорит на английском, но с таким махровым акцентом, что понять можно разве что общее направление его мысли, и то не факт. А при общении по телефону ситуация усложняется в разы, вы не видите собеседника, с лишь слышите его голос, искаженный при передаче электронными системами кодирования, понимания это отнюдь не добавляет. Но выбора у нас не было, пришлось принять очевидное и мчаться на встречу с человеком, который нам реально нужен для решения важной задачи.

После пространных объяснений по телефону и полного непонимания, куда же нам все-таки ехать, прошу Питера написать адрес местоположения офиса и выслать электронной почтой на адрес Олега. Мы едем в другой квартал Бруклина, что по соседству с международным аэропортом имени Джона Кеннеди, въезжаем в пром. зону, и долго петляем по каким-то узким улочкам, пока не находим нужный адрес. Далее уже методом опроса на местности выявляем место дислокации Питера, он встречает нас в дверях своего офиса, приветливо улыбаясь. При личном общении уровень понимания значительно увеличился, к тому же я его предупредил о том, что владею не американской версией языка, а британской, и говорить мне нужно медленно и вкрадчиво. Конечно, на деле контролировать скорость речи сложно, но я смог осуществить полноценный перевод во время всего переговорного процесса. Не вдаваясь в подробности и детали, суть можно изложить так: полноценное таможенное оформление транзитного груза не требуется, необходимо подать лишь комплект имеющихся документов, после чего получить разрешение таможни на использование автомобиля на территории США. Разрешение это выдается на срок до 1 года, после чего автомобиль должен быть вывезен с территории страны. Факт фрахта места для вывоза авто должен быть изначально подтвержден всеми документами. Кроме того, якобы требуется регистрация ввезенного автомобиля в Департаменте по транспортным средствам для передвижения на нем в пределах США.

Мы передали все имеющиеся на руках документы, для уточнения подробностей связались с представителем компании-перевозчика, офис которой расположении в Санкт-Петербурге. Но при разговоре с ней Питер вдруг с грустью на меня посмотрел и передал трубку с фразой «Пожалуйста, переведи ей то, что я пытаюсь сказать, она, похоже, не понимает мой английский». В-общем, после этого факта я немного успокоился: раз специалисты по международной деятельности тоже имеют проблемы с пониманием произношения этого человека – значит, со знанием языка у меня все более-менее нормально.


Решив все текущие вопросы, нам оставалось только ждать, пока будут поданы документы, на это время мы поехали на Манхэттен, где первым делом сдали арендованный автомобиль, который служил нам верой и правдой во время поездки на Ниагарские водопады. Жаль было расставаться с этой комфортной и скоростной машиной, но что тут поделаешь, все же есть надежда дождаться своей «Тойоты». При сдаче авто веселый менеджер решил подшутить над нами: внимательно разглядывает «Ниссан максима» снаружи, показывает мне на крыло и говорит:

- Ага, у вас тут трещина, с вас 100 баксов за порчу машины!

- Да ну, не может быть, нет тут никакой трещины, - с изумлением отвечаю я, прикасаясь к месту «дефекта», который оказывается застывшей грязью и легко стирается пальцем.

- Ха-ха, шутка! – Веселится он.

- О’K, автомобиль отличный, нам очень понравился. – говорим мы, жмем друг другу на прощание руки и расходимся каждый – по своим делам.

Стоит сказать о том, что по Манхэттену лучше передвигаться пешком либо на метро, так как стояние в нескончаемых пробках при попытке добраться куда-либо на автомобиле, может стоить вам потерянного времени и нервов. Мы с большим трудом доехали до офиса компании, сдающей в аренду авто. А теперь, лишившись привычного уже за последние дни средства передвижения, идем по запруженным людьми улицам Манхэттена, над которым висит сплошное покрывало свинцово-серых туч, в любой момент готовых пролиться холодным весенним дождем. 


Серые фасады высоток, самые длинные из которых растворяются своими верхушками в облачной дымке, серый, изрядно побитый асфальт улиц, серые лица людей, спешащих каждый – по своим неотложным делам – все это навевает грусть и печаль. В такую погоду Нью-Йорк выглядит как депрессивный город, из него хочется бежать прочь, куда глаза глядят и больше не возвращаться в него вновь. Возможно, это лишь наша общая нелюбовь к огромным городам-мегаполисам, или мы просто попали в такую ситуацию, когда очень хочется вновь выбраться на природу, подальше от городской суеты, а дела не позволяют этого.

Мы заходим в небольшое кафе, спрятанное на первом этаже небоскреба, заказываем по меню что бог послал, долго ждем, попивая спешно приготовленный для нас капучино, в итоге официант приносит каждому по огромной лохани (иначе не назовешь) с невероятных размеров порциями.

- Интересно, как столько можно вообще съесть, - озадачиваемся мы вопросом и, глядя по сторонам, видим, как все уплетают именно такие «тазики» еды, медленно, неспешно, громко разговаривая между собой и активно жестикулируя. Шум от людей стоит такой, что у меня начинает звенеть в ушах, в последний раз наблюдал такое во время поездки в Китай, где принято очень громко общаться в ресторанах, буквально перекрикивая собеседников. Но китайцев понятно, их там на самом деле очень много, приходится постоянно повышать голос, чтобы тебя услышали. А зачем так орать здесь?

Мой вопрос зависает в воздухе, наступает момент пробовать принесенный странный микс. В меню это блюдо называется безобидно и вполне по-вегетариански «Калифорнийский фруктовый салат». По факту это лишь отчасти так: крупные куски фруктов соседствуют с целыми листьями белокочанной капусты, густо залитой жидким плавленым сыром, тут же лежит высокая кучка ярко-красного цвета ягодного желе. Никогда в жизни не ел сыр с фруктами и капустой, да еще и с желе. С частью ингредиентов я постепенно справился, остальные просто оставил нетронутыми, так как невозможно совместить несовместимое, сочетать не сочетаемое. Смотрю на Олега и Валерия, они с грустью и явным пресыщением ковыряются в своих безразмерных порциях, осознавая, что столько съесть нормальному человеку нельзя, и выбрасывать жалко. Странно получается: в мире около миллиарда человек голодают, миллионы умирают от голода, а тут приходится сидеть над «тазиками» еды, которую просто выкидывают. Все же, насколько неравномерно распределены в мире ресурсы…

Оставив за всю эту пытку едой больше 100 долларов, мы окончательно утверждаемся в мысли: из этого города надо как-то выбираться, и чем быстрее – тем лучше. Здесь все ужасно дорого, не хватает места и воздуха. Наверное, это – проблема всех мегаполисов Земли?

Единственной отдушиной на сегодняшний день стало для нас посещение Центрального парка, расположенного на Манхэттене. Его размеры впечатляют: 4 километра на 800 метров, ежегодное количество посетителей - примерно 25 миллионов человек! Парк выглядит очень натурально, однако практически все ландшафты созданы в нем вручную, здесь есть несколько искусственных озёр, большое количество аллей, два ледовых катка, уголки нетронутой дикой природы и лужайки, используемые для различных спортивных состязаний, а также детские игровые площадки и свой зоопарк.

Попадая под сень развесистых ясеней и кленов после каменных джунглей из стекла и бетона, испытываешь благоговейный восторг перед силой природы, островок которой бережно сохраняется посреди искусственной урбанизированной среды, где, как говорится, «яблоку упасть негде». Парк очень старый, в 80-е годы прошлого века был полностью реконструирован, он является излюбленным местом отдыха горожан и туристов, уставших от скитания по бесконечным каменным лабиринтам Матрицы.

Мы проходим по широким аллеям, над которыми смыкаются ветви вековых деревьев, по ним весело скачут белки, которые настолько привыкли к людям, что подходят к вам и могут взять пищу прямо из рук. Повсюду множество птиц, находящих укрытие от шума гигантского города посреди густых зарослей деревьев и кустарников, они деловито расхаживают по лужайкам, подбирая всякую вкусность, подбираются к вам с любопытством стоит присесть на скамейке и немного подождать. Многие перелетные птицы находят пристанище в Центральном парке, потому он очень популярен среди орнитологов-любителей, которые с биноклями на шее прогуливаются по самым дальним его уголкам.

Этот зеленый остров, расположенный в самом центре Манхэттена часто называют его «зелёными лёгкими». По водной глади в лодках катаются влюбленные парочки и умиротворенные пенсионеры, по дорожкам парка бегают любители физической культуры, здесь можно покататься на упряжке лошадей или прослушать обзорную экскурсию гида, одновременно являющегося вашим велорикшей.

Мы забираемся в самые глухие уголки парка, где прогулочные дорожки посыпаны дробленой древесной корой, в тени деревьев и кустарников можно посидеть на каменных глыбах над водой, любуясь идиллическим пейзажем, где на заднем фоне призраками из будущего возвышаются небоскребы Манхэттена.  Парк произвел на нас сильно впечатление, значительно более приятное, нежели помпезные каменные башни Нью-Йорк-Сити.

Мы возвращаемся в мир современности, на пару часов вырвавшись фактически на лоно природы, что очень необычно здесь, среди нагромождения бетонных конструкций, уходящих своими прямыми линиями в самое небо. 

По 8-й авеню подходим к MadisonSquareGarden и тотчас же попадаем в сплошной поток людей, который несет тебя в каком-то направлении, и сопротивляться этому движению практически невозможно. Чего здесь только нет: красочно одетые продавцы билетов на бродвейские мюзиклы, костюмированные персонажи диснеевских мультфильмов, представители молодежных субкультур, множество полицейских, уличные артисты и, разумеется, туристы, прибывшие в Нью-Йорк из многих стран мира. Здесь – настоящее вавилонское столпотворение, в гуле разных языков чувствуешь себя как в пчелином улье.

Мы немного задержались в этом известном на весь мир месте, постояли возле HardRockCafé, на котором висит красочная реклама знакомой с детства хард-рок группы “KISS”. Необычное место, здесь почти все фасады зданий покрыты мониторами, в некоторых из них сделаны отверстия для окон и, судя по всему, здесь многолюдно всегда, в любое время дня и ночи. Действительно, справедлива поговорка, гласящая «Манхэттен никогда не спит».

Вскоре мы углубляемся в недра метрополитена, количество веток в котором так велико, что разобраться в этом подземном лабиринте с ходу практически невозможно. Это не красивое, уютное и понятное московское метро, а сплошное месиво самых разных линий, станций, многоярусных длинных переходов с грязными, обшарпанными стенами, кучами мусора на железнодорожных путях и разгуливающими среди них крысами. Под низкими потолками, на развязке множества станций чернокожие ребята самозабвенно, как будто в наркотическом трансе, барабанят так сильно, что у прохожих начинает «подъезжать крыша». Олег приобретает в автомате электронные разовые билеты, пытаемся попасть на станцию через турникет, он нас не пускает, появляется надпись «ваш билет недействителен», идем разбираться к сотруднице метро, та сидит за стеклом с таким видом, что для нас очевидно - весь мир давно уже сошел с ума. Нам ее искренне жаль. В итоге билеты оказываются действительными, но на другие ветки метрополитена (при покупке нужно изучать меню и искать только те ветки, которыми вы намереваетесь воспользоваться), садимся на другую линию, куда-то едем, спешно пытаясь сориентироваться при помощи специальной программы в «айфоне». Доехав до конечной станции, отчетливо понимаем: едем в противоположную сторону по совершенно иной ветке, и нам необходимо возвращаться назад. Возвращаемся, переходим на другую станцию, покупаем другие билеты и долго-предолго едем в переполненном вагоне с измученными диким темпом жизни, несчастными людьми всех цветов кожи, разных рас и национальностей. Мегаполис высасывает из людей все силы, и вечером они выглядят ужасно изможденными. Наше часовое путешествие под землей заканчивается на небезызвестном Брайтон-бич, который ну просто никак не удается объехать или обойти.

По крайней мере, наконец, мы выбираемся на дневную поверхность, остаток пути преодолеваем пешком, зайдя в крупный продовольственный магазин, оказавшийся русским! Здесь все говорят на русском языке, ценники написаны на английском и русском, все продавщицы – русские девушки, улыбчивые, приветливые и вежливые. Очень неожиданно встретить такое, находясь на другом континенте Земли, в 10 часах лёта от Москвы.

Очередной день наших странствий по городам и весям завершен, впереди – дальнейшее путешествие по Северной Америке.

Оставить комментарий

Комментарии: 0