Нячанг – Далат (провинция Дам Донг, Южный Вьетнам)

Накануне решили посвятить этот день отдыху, живем мы в разных частях города, и в разных отелях, потому время от времени можно «потеряться», занявшись своими делами.

Вся первая половина дня ушла у меня на работу с отснятыми фотоматериалами и на написание очередной статьи. В удаленном от центра города месте, где всегда тихо и спокойно, хорошо работается, так что, заселив меня сюда, Олег и Валерий не прогадали. Как только были закончены все текущие дела, а снаружи немного спала послеполуденная жара, я ушел на единственный в округе пляж, чтобы немного пообщаться с солнцем-морем, раз уж оказался волею судьбы в месте, предназначенном для отдыха.

Поблизости расположено несколько частных отелей и вилл, когда земля и здания продавались в частные руки, местные власти обещали отсыпать большой песчаный пляж, оборудовать его по всем правилам и нормам, но, как это часто бывает, остановились на полумерах, а люди, вложив деньги, вынуждены как-то справляться с ситуацией.

По крайней мере, на небольшом участке берега при помощи гранитных глыб сделан обширный мол, отгораживающий пляж от залива, где всегда присутствуют волны. Пляж насыпан, но совсем миниатюрный, на нем жарятся под солнцем преимущественно наши соотечественники, иногда – вьетнамцы, постояльцы местных отелей. Зарубежных туристов из англоязычных стран я здесь ни разу не видел. Искусственную бухту с морем соединяет узкий проход, через который проникают катера, базирующиеся здесь. Поэтому сильно расслабляться при плавании и нырянии не стоит – время от времени приходится прислушиваться к шуму винтов, чтобы по тебе случайно не проехали. Вооружившись маской и трубкой, я отправился изучать окрестности, было интересно, живет ли какая-нибудь рыбешка в этой искусственной гавани. Вдоль противоположного берега все камни покрыты сплошным слоем раковин разнообразных моллюсков, прикасаться к ним оказалось очень небезопасно: я за несколько минут умудрился изрезать руки и ноги острыми краями морских раковин, которые, как лезвия, даже при легком прикосновении оставляют глубокие порезы на теле. Под естественной защитой, созданной самой природой, мирно резвятся между камней разноцветные коралловые рыбки, они осторожничают, видя любые движения с моей стороны. Но стоит остановиться, зависнув в воде в полной неподвижности, как рыбки тотчас же оживляются, начинают играть друг с другом, внимательно подплывают ко мне и заглядывают сквозь стекло маски: «и что это за рыба такая большая и любопытная к нам приплыла?».

Я ныряю глубже, на 6-10 метров, где вода становится более прозрачной и свободной от взвеси, на плоском илистом дне лежат крупные, до полуметра в диаметре, медузы, они фильтруют морскую воду, вылавливая все, что падает с поверхности. В нишах камней скрываются одиночные актинии и крупные морские ежи черного цвета, с растопыренными во все стороны острыми иглами. Здесь попадаются рыбы покрупнее, на самом дне лежат черные как смоль миноги (или вид, похожий на них), ротовой аппарат у них сконструирован таким образом, чтобы фильтровать донный ил. Рыбы сохраняют полную неподвижность, вначале кажется, будто это небольшие коряги. На дне множество раковин моллюсков, в которых обитают рачки-отшельники, для них чужой домик является местом укрытия, который меняется по мере роста самого рачка. Я убедился в том, что в море множество форм жизни, даже на искусственных насыпях со временем формируется полноценный биоценоз, отличающийся большим разнообразием видов. А что творится на коралловых рифах!

Вечер с живописным закатом солнца я встретил на краю мыса, сидя на камнях перед разбивающимися о берег теплыми волнами, медитация в этом уединенном месте доставляет истинное наслаждение, позволяя гармонизировать внутренний и внешний мир, выйдя за рамки привычных понятий и остановив «болтовню ума». Морские волны задают мерный темп дыхания, и, встраиваясь в него, начинаешь дышать синхронно с Мировым океаном – единым и неделимым целым, существующим на Земле в течение миллиардов лет. Не случайно химический состав плазмы нашей крови и слезной жидкости практически на 100% соответствует составу океанической воды. Мы все пришли из Океана и все вернемся в него живительной влагой. Мир наш – это бесконечная трансформация воды, переходящей из одного состояния в другое. И мы сами – есть форма существования воды, разумеется, на физическом плане, когда речь идет о нашем физическом теле.

Последний луч солнца расчертил небосвод пополам, это явление встречается только в южных широтах и называется «закатный луч», ничего подобного в России увидеть невозможно. Яркий оранжево-красный луч возник из-за горизонта, вскоре после захода солнца, и разделил небо на две половины. Более получаса он сиял на уже темнеющем небе, а затем стал сокращаться и терять яркость, пока, наконец, не исчез вовсе, уступив место набирающей силу луне и первым звездам. Теплые волны моря разбиваются о раскаленные за день прибрежные камни, брызги долетают до меня, и тотчас же испаряются. Ночь плотной завесой окутывает гавань, по которой медленно курсируют рыбацкие лодки и катера.

Придя в «Солнечную систему» (так называется мой отель), обнаруживаю сообщение от Олега, завтра предлагают съездить на увлекательную экскурсию, которая начнется ранним утром и закончится в 20.00 вечера. Я прошу на лобби отеля вызвать мне такси на 6 утра и иду в номер работать над путевыми заметками. В тишине и комфорте работа над ними идет особенно легко и непринужденно. Во время активного движения экспедиции приходилось писать на ходу, буквально на коленях, борясь с качкой. Особенно никогда не забыть мне российские дороги, на которых литературное творчество превращается в экстрим: коленями и одной рукой держишь планшет, чтобы он не улетел в дальний угол салона автомобиля, другой рукой пытаешься набирать текст, но чаще всего приходится ею держаться за ручки или за кресло, чтобы самому не оказаться в другой части салона. Как же было приятно работать при движении по идеальным дорогам Западной Европы, Исландии, США, Австралии… Но все в прошлом, впереди – большой участок пути по российскому бездорожью, от самого Владивостока и до многострадального Кирова, где сколько денег ни закатывай в дороги – их никогда не было и, увы, не будет.

6 июля

Встал я в половине шестого утра, солнце уже выглядывало из-за соседних гор, а расторопные служащие отеля, совсем молодые вьетнамские ребята, уже приготовили завтрак, как я накануне ни отказывался от него, чтобы не беспокоить их в столь ранний час. Насколько все-таки они ответственны и предупредительны! Вот если бы у нас, в России, люди так же относились к своей работе… Часть завтрака уношу в номер, ибо фрукты уже физически не входят после большой чашки мюсли, к тому же, к входу в отель уже подошло такси.

Едем по пустынным улицам утреннего Нячанга, впрочем, по ним уже бегут по своим делам вьетнамцы, встающие очень рано, самое позднее, в 5 часов утра. Торговцы открывают свои лавки, получают свежий улов от рыбаков, вернувшихся с ночной рыбалки, расставляют корзины с фруктами.

По пути многие завтракают, покупая крохотные порции риса со специями у уличных торговцев, преимущественно, пожилых женщин, специализирующихся на приготовлении традиционных вьетнамских блюд. Разумеется, все женщины и многие мужчины носят на голове классический для Вьетнама головной убор, называемый «Non la», это не только необычная конусообразная соломенная шляпа, скорее символ Вьетнама.

В этой стране почти каждый житель носит такой головной убор, по сути, являющийся крестьянской конусообразной соломенной шляпой. Причем, отнюдь не только крестьяне носят «Non la», он также красиво смотрится с длинным платьем «Ао Зай», предпочитаемым миниатюрными и очень симпатичными вьетнамскими модницами. Возникновение соломенной шляпы имеет свою легенду, в соответствии с которой некогда жила очень высокая женщина, постоянно носившая волшебную шляпу, сделанную из четырех круглых листьев, соединенных бамбуком. Где бы ни появилась необычная женщина, тучи моментально расходились, а погода улучшалась. Женщина, обладавшая столь необычным даром, передавала свои знания людям и научила их выращивать овощи и деревья, а затем таинственным образом пропала и оказалась в раю. С тех пор люди стали делать такие же шляпы, как у нее и верили, что они защитят их от солнца, дождей и от всех невзгод.

Добравшись до отеля “DiamondBay”, встречаюсь со своими спутниками, мы садимся в другой автомобиль, принадлежащий туристической фирме “Discovery”и едем в центр города, где расположен ее офис. Название фирм, отелей и ресторанов на русском языке в глубине Вьетнама выглядят несколько необычно, до сих пор не могу привыкнуть к этому. Все же, мы много путешествовали по разным странам, и единственным местом, где подобную картину можно было наблюдать, это Нью-йоркский район BrightonBeach, в котором проживает преимущественно русскоязычная диаспора. В остальных странах, из числа посещенных, мы не видели надписей на русском языке.

Сегодня мы отправляемся в длительную и очень насыщенную событиями экскурсию в высокогорный городок Далат, центр провинции Лам Донг. Расстояние до него от Нячанга 165 км по новой, недавно построенной трассе, взбирающейся витиеватым серпантином на горную систему, отделяющую жаркое побережье от прохладных, покрытых густыми хвойными лесами горных равнин, где выращивается знаменитый на весь мир вьетнамский кофе, чай, сахарный тростник, клубника и множество видов цветов. Выезжаем ровно в 7 утра, наша группа состоит из 12 человек, по благоприятному стечению обстоятельств гидом является уже знакомый нам Миша – опытный переводчик, работавший в свое время с советскими специалистами и очень хорошо владеющий русским языком. С Михаилом мы позавчера побывали на 3-х северных островах, примыкающих к Нячангу.

Итак, начинается долгий подъем наверх, к покрытым густыми джунглями горным вершинам, самые высокие из них (Бидоп — 2,287 м, Ланг Бьян — 2167 м) находятся в северной части провинции. По мере набора высоты меняется растительный мир, джунгли становятся все гуще и непроходимее, а температура воздуха постепенно падает. В предгорной долине выращивается большое количество риса, частные плантации протянулись на километры вдоль дороги, Михаил рассказывает нам об истории Вьетнама, этой удивительной страны, выдержавшей множество волн экспансии, начиная с самых давних времен и заканчивая последней крупной войной с США. История Вьетнама – это борьба с агрессорами, пытавшимися захватить эти благодатные земли и установить свое господство над независимым и непокорным захватчикам вьетнамским народом. По стечению обстоятельств, самой страшной и чудовищной была агрессия США, по разным оценкам жертвой этой продолжительной Вьетнамской войны стали от 3 до 7 миллионов граждан Вьетнама, а последствия применения американцами химического оружия сказываются и по сей день.

Михаил рассказывает нам о том, что в конце 1980-х годов экономика страны пришла в упадок, коммунистическая партия, находящаяся у власти, вынужденно пошла на смягчение законов и дала зеленый свет развитию предпринимательства на всей территории Вьетнама, что положительно сказалось на экономике, испытывавшей огромные трудности в эпоху социализма, сильно подорванную затяжной и кровопролитной партизанской войной с США. Во время и после войны несколько миллионов наиболее обеспеченных граждан покинули страну, опасаясь за свою жизнь и безопасность. Экономика Вьетнама была почти полностью уничтожена во время военных действий, США для борьбы с вьетнамскими коммунистами применяли «ковровые» бомбардировки и активно использовали химические реагенты, результатом чего стала крупнейшая экологическая катастрофа, было уничтожено более половины девственных лесов Вьетнама, значительную часть населения поразили болезни и генетические мутации.

В 1986 году коммунистическая партия Вьетнама законодательно закрепляет основы частной собственности и переход к условиям рыночной экономики, тем самым задав толчок развитию новой генерации людей и новым товарно-денежным отношениям. Без этого необходимого шага сложно себе представить будущее этой небольшой, но густонаселенной, преимущественно аграрной страны. В настоящий момент во Вьетнаме нет колхозов или совхозов, те поля, что мы видим, обрабатываются крестьянами и находятся в их собственности. Часть урожая они оставляют себе, остальное поступает на продажу, обеспечивая их средствами, необходимыми для полноценной жизни. Конечно, во Вьетнаме до сих пор остро стоит проблема преодоления бедности, из-за большого количества населения и ограниченности ресурсов страна сталкивается с необходимостью постоянной модернизации экономики, что не так просто сделать в условиях современного мира с его устоявшимися державами-лидерами, с которыми Вьетнам тесно сотрудничает, поставляя свою продукцию далеко за пределы Евразийского континента.

От Михаила мы узнаем, что название страны (越南) состоит из двух слов: «Vit»означаеттитульнуюнацию — вьетов, а «Nam» — юг, «страна вьетов на Юге». Впервые название «Вьетнам» употребил поэт Нгуен Бинь Кхием в своей книге «Пророчества Чанг Чиня» в XVI веке, написав «И был образован Вьетнам». В 1804—1813 годах император Зя Лонг использовал слово «Вьетнам» в официальных документах, но вплоть до 1945 г. страна обычно называлась «Аннам», пока название не было изменено официально императором Бао Даем. Михаил рассказывает о многочисленных оккупациях, начиная с китайских захватнических войн во IIвеке до н.э., затем – в Средние века, об установлении правления династии Нгуенов в конце XVIII века, французской оккупации (в 1883 с французами был подписан договор о протекторате, колониальный режим утвердился в 1885 г). Находясь в составе Французского Индокитая, Вьетнам до 40-х годов ХХ века находился под протекторатом Франции, но к 1930-м годам в стране складывается мощное национально-освободительное движение, возглавляемое Коммунистической партией Индокитая (КПИК, лидер — Хо Ши Мин). В годы Второй мировой войны Вьетнам был захвачен японцами, к концу войны японцы были вынуждены вывести свои войска, образовав при этом на территории Вьетнама марионеточную Вьетнамскую империю во главе с наследником вьетнамской императорской династии Нгуен — Бао Даем. Воспользовавшись образовавшимся вакуумом власти, вьетнамские коммунисты в 1945 году взяли власть в свои руки и, благодаря неординарным организаторским способностям лидера партии Хо Ши Мина, установили власть по всей территории страны. 30 августа 1945 года Бао Дай публично отрекся от императорского престола, а 2 сентября 1945 г. на 500-тысячном митинге в Ханое Хо Ши Мин обнародовал Декларацию независимости, объявив миру о провозглашении на всей вьетнамской территории нового государства — Демократической Республике Вьетнам (ДРВ). Так начался новый, социалистический  период в истории страны.

Впоследствии Вьетнам раздираем многочисленными войнами: Первая Индокитайская война 1946-1954 гг, Вторая Индокитайская война 1959-1975 гг. В 1965-1973 году – Вьетнамская война, в которой принимали активное участие США, а СССР осуществлял военную поддержку армии Вьетнама. Наконец, 2 июля 1976 г произошло слияние Севера и Юга страны в Социалистическую Республику Вьетнам. Вскоре, весной 1979 года произошла китайско-вьетнамская война из-за аннексии Китаем Парасельских островов, находящиеся к юго-востоку от острова Хайнань. Слепое копирование советской модели народного хозяйства привело к серьёзному экономическому кризису. Под влиянием перестройки в СССР и реформ в КНР, вьетнамское руководство в 1986 году объявило о начале проведения «политики обновления» («дой мой»).

Сложная и противоречивая история страны последовательно разворачивалась перед нами, пока дорога уводила все выше в горы, туда, где на вершинах мирно покоятся густые белые облака. Мы останавливаемся на обочине дороги, пропуская вперед велосипедистов, участвующих в соревнованиях, героически взбирающихся на полуторатысячный перевал.

Отсюда открывается прекрасный вид на обширную горную долину, медленно спускающуюся к побережью, между грядами лежат слои тумана, а вершины утопают вечнозеленых лесах. Слева от нас с горного склона ниспадает высокий водопад, образуемый совсем небольшим ручьем, стремительно падающим с большой высоты. Через несколько минут мы вновь взбираемся вверх по серпантину, пока, наконец, не поднимаемся на седло перевала, дальше – постепенный спуск в горную долину, поверхность которой сплошь покрыта прекрасными сосновыми борами. Некоторое время спустя все склоны гор покрываются плантациями кофе и какао, вместо риса и сахарного тростника, растущих внизу, у подножия гор, здесь культивируются совсем иные сельскохозяйственные культуры. Для роста кофейного зерна оптимальным является теплый, но не жаркий климат, а также почвы, обогащенные железом. 

Именно такое сочетание мы наблюдали на Гавайском острове Оаху, а здесь, на высотах 1200-1500 м сочетаются эти два необходимых фактора: прохладная погода в течение всего года и базальтовые красноцветные почвы, обогащенные окислами железа. Вьетнамский кофе выпускается под многими торговыми марками, в том числе и под всемирной известной маркой “Nestle”, многие из нас даже не знают об этом. Культивируются разные сорта кофе, самым распространенным из них является «арабика». Международная организация кофе сообщила, что за первую половину 2012 года Вьетнам на 13 % обогнал Бразилию по производству кофейных зерен, впервые в истории став крупнейшим в мире экспортером кофе.

Итак, следующая наша остановка – у плантации кофе, зерна которого растут на кофейном дереве, созревают в октябре-ноябре, после чего их собирают ручным способом, подвергают дальнейшей сортировке и ферментации. Без обработки зерно внутри имеет зеленый цвет, его также можно заваривать, а полученный ценный напиток, богатый витаминами и микроэлементами, употребляют в пищу. Особо ценится во Вьетнаме самый дорогой и необычный вид кофе, стоимость которого составляет до 2 000 000 вьетнамских донгов за килограмм (100 долларов США), получают его следующим образом: созревшее кофейное зерно скармливают домашним мангустам, охотно поедающим этот деликатес. В кишечнике зверьков кофейные зерна не перерабатываются целиком, а лишь частично обрабатываются пищеварительными ферментами, после выделения фекалии мангустов собираются, промываются в проточной воде, из них выделяют все зерна кофе, из которых впоследствии готовят дорогой и ценный напиток. Считается, что такой кофе является самым крепким, вкусным и полезным. Будете во Вьетнаме – непременно попробуйте, и все ваши представления о вкусе настоящего кофе навсегда изменятся!

Кроме кофейных деревьев, мы находим на обочине плантации самое известное у нас травянистое растение – банан, на них висят большие гроздья созревающих деликатесов. Во Вьетнаме можно купить разные сорта бананов, самыми вкусными являются мелкие бананы с кожурой красного и зеленого цвета. Крупные бананы, обычно продаваемые в России, здесь культивируются редко, они не отличаются особым вкусом и ароматом и скорее являются кормовыми.

По мере продвижения к городу Далат плантации кофе и какао уступают место многочисленным теплицам, в них выращивают овощи и великое множество цветов. Вьетнам является одним из мировых лидеров по экспорту цветов, для этих целей в Далате даже построили крупный аэропорт, что позволяет оперативно доставлять ароматный товар на мировой рынок. Михаил извиняется по поводу невозможности посетить тепличное хозяйство, в котором выращиваются орхидеи, говорит, что хозяева не пускают туристов. Зато нам обещают интересную экскурсию в далатский «Парк цветов», открытый для всех желающих. Что ж, впереди у нас еще целый день, предстоит многое увидеть и узнать массу нового об этой удивительной стране.

Между тем мы въезжаем в город Далат, где находится самый крупный в южной части Вьетнама комплекс дзен - буддистских монастырей. На подъезде, у стен монастыря и пагод – множество торговцев овощами, фруктами и специями, а сооружения сплошь покрыты уникальной мозаикой из разноцветной керамики. Далат был построен французами для спасения от знойного климата Сайгона (ныне – Хошимин), его называют «Город вечной весны», «Швейцарские Альпы во Вьетнаме».

Климат Далата на самом деле более чем приятный, дневные температуры не превышают 25 С, утром и вечером в горах ложатся густые туманы, а по ночам столбик термометра опускается иногда ниже +10 С. После жаркого климата Вьетнама, это место спасительно для тех, кто не привык к постоянной духоте и почти 100%-й влажности. В свое время французы, оккупировавшие Вьетнам, постоянно страдали расстройством здоровья из-за многочисленных инфекций и нападения опасных насекомых, змей и хищных зверей, которыми изобилуют джунгли Вьетнама. Многие из них вынужденно покидали страну, так и не приспособившись к духоте, иные уезжали жить в горы, где и был основан Далат – оазис относительной прохлады.

В центре города находится озеро Xuan Huong (Суан Хыонг), одно из самых приятных мест для отдыха и прогулок. В Далате множество пагод, из них наиболее популярными среди туристов являются LamTyNi, ThienVuong, LinhSon, SuNu, MinhNguyetCuSyLam.


Мы подъезжаем к пагоде, и в течение получаса гуляем по прекрасным интерьерам этого чуда архитектуры. Все стены пагоды и храмовых сооружений снаружи и изнутри украшены богатой керамической мозаикой, каждый квадратный метр – это настоящее произведение искусства.

По традиции, вход в главный храм Будды охраняют золотые львы со страшными мордами и выпученными выразительными глазами, все выполнено из цветной керамики.


Снимаем обувь и проходим внутрь, здесь приятная прохлада, пахнет благовониями, на фоне золотого Будды, за которым расположен светящийся неоновый нимб, стоит восковая фигура местного святого, сторонника учения Сиддхартхи Гаутамы, основателя монастыря. В знак уважения к этому человеку, внесшему большой вклад в становление буддизма в Далате, после ухода из жизни его увековечили в памятнике, встречающем всех приходящих в храм. Поначалу кажется, будто это живой священнослужитель, замерший перед вами и внимательно смотрящий на вас, но, присмотревшись, понимаешь, что перед тобой – памятник. Необычное ощущение, не правда ли?

В храме спокойно, светлая энергетика дарит чувство умиротворения и покоя, к сожалению, у нас очень мало времени на знакомство с этим чудом архитектуры, и мне удается в оставшиеся несколько минут лишь бегло пройтись по храмовым сооружениям, даже не успеваю посетить верхние ярусы высокой пагоды, полностью отделанной керамической мозаикой.

В соседнем храме подхожу к большому колоколу, возле него можно загадать любое желание, для его осуществления достаточно подойти к колоколу, приклеить на него бумажку с вашим желанием, купить за чисто символическую плату пару благовоний у стоящей рядом бабульки и один раз позвонить в колокол при помощи большого деревянного приспособления. Я ничего не успел сделать, разве что поздоровался со служительницей, да чего еще можно желать, когда все самое лучшее и так уже происходит в твоей жизни? Мира во всем мире? Но для этого все люди должны прийти к пониманию сути вещей и своего истинного предназначения, а это, согласитесь, очень непростой и личный путь, каждый проходит по нему в свое время и в своем месте.

Мы покидаем прекрасную пагоду и направляемся за город, к водопаду Prenn (Пренн), где, кроме любования природными красотами, можно покататься на страусах и слонах. На все удовольствия нам отводится не больше часа, мы без промедлений проходим к водопаду, широким потоком ниспадающему со скального козырька, под ним образуется озеро с водой коричневого цвета (во Вьетнаме почти нет прозрачных рек, что связано с геологическими особенностями местных почв).


За каскадом водопада можно прогуляться по узкой тропинке, разумеется, если не опасаетесь вымокнуть в мелкой водяной пыли, задуваемой порывами ветра.

Узнав о возможности сделать фото во вьетнамской национальной одежде, мои спутники первым делом идут в примерочную, и пока я занимаюсь фотосъемкой водопада, облачаются в красивую и необычную одежду, полностью меняющую их привычный образ.

Затем мы направляемся к месту проката слонов и страусов. Вьючные животные готовы катать вас по заранее спланированному маршруту, прогулка верхом на слоне (у местных слонов в отличие от африканских уши ориентированы не вверх, а вниз) стоит 300 000 донгов с человека, на одно животное можно взобраться вдвоем, троих уже не повезут. 

Страус катает за 200 000 донгов, но мы посмотрели на несчастных птиц, выражающих своим погонщикам явное недовольство таким к себе отношением, и решили ограничиться слонами.

Со специальной подставки мои спутники парами усаживаются на двух слонов, на спине которых закреплено специальное приспособление, напоминающее седло. На шее животного сидит погонщик, контролирующий движение. Несмотря на свою кажущуюся покладистость слоны – достаточно строптивые животные, от них можно ожидать все, что угодно, потому их соответствующим образом дрессируют и контролируют каждое движение этих гигантов, самых крупных сухопутных животных на Земле.


Сидя на слонах, облаченные в национальную вьетнамскую одежду, Валерий со Снежаной и Олег с Алёной выглядят очень антуражно, я делаю множество фотоснимков, ловя на себе недовольные взгляды местных фотографов, специализирующихся на съемке туристов за очень большие деньги. Они ходят вокруг в высоких резиновых сапогах (чтобы не испачкаться в грязи и в слоновьих фекалиях), фотографируют туристов по предварительной договоренности, после чего передают компакт-диск с отснятыми фото- и видеоматериалами.

Слоны послушно бродят по своим тропам, спускаясь с берега в небольшую речку, проходят по воде. Вся поездка на хоботном занимает не более 20 минут, зато сколько впечатлений! На страусах катают совсем недолго, от силы минут пять, и выглядит это крайне необычно, как будто прогулка верхом на небольшом динозавре (ученые считают, что потенциальными предками всех современных птиц являются именно динозавры, имевшие с пернатыми значительно больше общего, нежели с любыми другими современными существами).

Покатавшись на слонах и сделав массу ярких, красочных фото в национальной одежде, мы встречаем по пути наш, российский вездеход УАЗ, на нем организуются сафари для любителей off-road по территории парка.

Следующий пункт нашей экскурсии – дзен - буддистский монастырь ThienVuong (Тхиен Вуонг), состоящий из множества прекрасных построек, утопающий в зелени садов, созданных поколениями монахов с использованием цветов и деревьев, привезенных из многих уголков мира. Два главных храма монастыря охраняют золотые львы и аллеи с расставленными повсюду прекрасными композициями бонсай (искусство выращивания точной копии настоящего, иногда карликового, дерева в миниатюре, само слово происходит от китайского «пэнь-цай», это искусство возникло в 231 году до н. э. в Китае).

На аллеях тихо, лишь поют птицы, шумят листвой раскидистые кроны деревьев да слышен легкий звон декоративных металлических подвесок на козырьках храмовых крыш. Место очень умиротворенное, здесь чувствуется одухотворенная энергия любви и гармонии, соответствующая принципам дзен.

Несметное множество цветов представлено в монастырских садах, здесь можно провести не один день, гуляя среди гармоничных искусственных пейзажей, созданных с любовью и заботой, сидя на уютных каменных лавках, созерцая прекрасное сочетание форм природы и духовной архитектуры.

В отличие от классических буддистских традиций, этот монастырь построен в сдержанном, скромном стиле, храмовые сооружения не имеют ярких, насыщенных цветов, выполнены в коричневой гамме. Это было связано с дефицитом строительных материалов в ту пору, когда создавался монастырь. Но от этого он стал еще прекраснее, сочетая в себе гармонии цветов и форм, идеально вписанных в естественный природный ландшафт.

Мы направляемся на обед в ресторан национальной вьетнамской кухни, позади уже множество впечатлений, нам еще предстоит посетить Парк цветов, фабрику по созданию художественной вышивки на шелке и дегустационный зал, где ждет знакомство со вкусами вьетнамского чая, кофе и сладостей.

В ресторане нас приветливо встречают официантки, накрывается отдельный большой стол для всей группы, перед входом – розарий и живописный многоуровневый фонтан. Уверен, что это – вовсе не дешевое место, сервис вполне соответствует уровню классического восточного гостеприимства. Мужчины дегустируют традиционный вьетнамский самогон, подаваемый в крохотных рюмках, все блюда приготовлены качественно, с соблюдением национальных традиций. Тем временем на улице проходит небольшой дождик, становится заметно прохладнее.

После обеда мы вновь садимся в микроавтобус и держим путь в самый центр Далата, где нас ждет посещение Парка цветов, одной из главных городских достопримечательностей. По пути проезжаем возле телебашни, построенной по образу и подобию Эйфелевой, только в несколько раз меньшего размера, это – наследство присутствия французов и французского протектората над Вьетнамом.

Парк цветов встречает нас дождем, прямо на выходе их машины покупаем полиэтиленовые плащи, продаваемые вездесущими предприимчивыми бабульками. Защитив себя от падающей с небес воды, направляемся в высокую арку, полностью созданную из цветочных композиций, растущих в горшках, закрепленных на стальном каркасе. 

Сад был разбит в 1966 г, а реконструирован - в 1985 г, в нем представлены древовидные гортензии, фуксии, орхидеи, кактусы, розы и масса других растений. Ежегодно в ноябре месяце в Далате проводится фестиваль цветов международного масштаба, Вьетнам становится новым мировым центром цветоводства, а на фестивале не только любуются цветами, но и заключают контракты на их экспорт.

Каменные плиты, которыми устлана мостовая и большая часть прогулочных дорожек парка, во время дождя становятся очень скользкими, что требует немало усилий, чтобы не упасть. 

Однако, дождь вскоре прекратился, а живительная прохлада дала нам возможность отдохнуть от постоянной жары морского побережья. Все-таки, нам, русским, очень сложно переносить жару выше +30 С, когда даже ночью столбик термометра не опускается ниже +27…+29 С, единственное спасение – это кондиционеры. Вьетнамцы же, наоборот, спокойно занимаются своими делами даже на сильном солнцепеке, когда туристы либо скрываются в тени шезлонгов, либо – в кондиционируемых номерах отелей.

Знакомство с коллекцией Парка цветов также было достаточно беглым, за 30 минут я успел обойти лишь малую его часть, но увиденное впечатляет своими масштабами.

Особенно меня заинтересовали сложные формы садового искусства, длинные драконы, выращенные в течение многих лет из кустарниковых растений, украшающие своими изгибами основные аллеи парка. Каждый «дракон» имеет десятки метров в длину, состоит из живых растений. В парке много интересных скульптур и малых архитектурных форм. Нам попалась пара живых лошадей с совсем молодым, недавно родившимся жеребенком.

Но настало время двигаться дальше, и мы вновь едем, на сей раз на шелковую фабрику «XQ Vietnam Company Ltd.», мастерицы которой создают уникальные вышитые картины. Различается несколько видов вышивки, к их числу относится плоскостная вышивка, когда изображение создается на одной плоскости, затем следует техника двухсторонней вышивки, которая может рассматриваться с обеих сторон, являющихся зеркальными отображениями друг друга, и, наконец, объемная вышивка, позволяющая создавать трехмерные вышитые картины. О технологии нам рассказывает гид Миша обещая удивить искусством местных художниц.

Фабрика оказалась настоящим музеем в самом лучше смысле этого слова, в выставочных залах, оформленных в соответствии с традициями фэн-шуй, представлены просто невероятные работы мастериц, вначале даже не верится что перед вами – вышивка по шелку. Как можно с таким невообразимым вкусом создать, например, абсолютно симметричные двухсторонние картины по шелку? Они представлены в резных рамах, как обычно экспонируются картины, можно увидеть работу на просвет.


Другие композиции – самые настоящие вышитые картины, висят на стенах, их можно детально рассмотреть, и лишь тогда начинаешь понимать: перед тобой не работа маслом, а вышитое произведение с соблюдением всех законов композиции, свето-воздушной перспективы и т.д.

Мы зачарованно смотрим на всю представленную здесь красоту, проходя из зала в зал, а между ними – уютные дворики в восточном стиле, в которых масса произведений искусства, композиции из различных материалов, фонтаны, вертикальные и диагональные газоны, до чего вообще может додуматься творец, создающий вокруг себя истинную красоту! И, что вдвойне удивительно, в этих двориках ходят сами мастерицы – красивые девушки, в нарядных национальных платьях, с непременным атрибутом – треугольной вьетнамской шляпой «Non la» на голове. Возникает ощущение погруженности в это изящество и великолепие, абсолютно забываешь, какой сейчас век на дворе. Поистине райское место, в котором хочется побыть как можно дольше.

На стене с изображениями VIP-персон мы, кстати, увидели портрет премьер-министра России Дмитрия Медведева, а также его супруги! Больше всего поразила композиция, выполненная в технике объемной вышивки, на ней изображен танец прекрасных журавлей на берегу озера с цветущими розовыми лотосами, все цветы и даже золотые рыбки, плавающие в воде, вышиты в трехмерной плоскости! Остается лишь догадываться, сколько лет потребовалось для создания этой работы.

Мы проходим в магазин, где представлен широкий ассортимент национальных костюмов и головных уборов. Возвращаясь к последним, хочется уточнить ряд особенностей вьетнамских шляп. Конусообразная соломенная шляпа «Non la» изготавливается из соломы и держится на голове благодаря шелковой ленте. Традиционно считается, что этот головной убор наиболее распространен среди фермеров и крестьян. Форма шляпы позволяет защитить голову от палящих лучей солнца, а в дождь соломенная шляпа «Non la» служит в роли зонта. Шляпу можно использовать и в качестве корзины для сбора овощей, и в качестве емкости для воды, ею удобно обмахиваться в жару, используя как веер. Молодежь тоже нашла применение соломенной шляпе – скрываться за ней для поцелуев во время свиданий.

Если посмотреть на соломенную шляпу со стороны, то может создаться впечатление, что изготовить ее – пара пустяков, но это далеко не так! Это очень кропотливый труд, требующий максимальной сосредоточенности, выдержки и опыта. Во время сухого сезона катафиллы (недоразвитый лист) бамбука разделяют на тонкие полоски, после этого их сразу же погружают в воду, чтобы они не расслоились и не поломались. Пальмовые листья очищаются песком и высушиваются до белого цвета. Чем сильнее «жарит» солнце, тем белее будут листья. После «загара», чтобы сделать листья еще белее и закрепить этот цвет, листья пальмы обрабатываются серой, выглаживаются и разделяются на полосы.

Сшивание всех частей в одно целое требует просто нечеловеческого терпения и усидчивости. Таким образом изготавливается традиционный вьетнамский головной убор. 

Для коллекции нашего музея мы приобрели шелковое женское платье и необычный головной убор, являющийся частью праздничного костюма.

И, наконец, последним на сегодня пунктом посещения в Далате становится магазин, торгующий множеством сортов чая, кофе и вьетнамскими сладостями. Для нас организуют презентацию продукции, которую можно вначале попробовать, оценить вкус, а затем уже определиться с выбором. Нам очень понравился вьетнамский кофе, да и чай здесь очень хорош. Из сладостей наиболее распространенными являются сушеные дольки различных фруктов, ягодные конфеты, изготовленные с применением натурального агара, получаемого из морских водорослей.

На обратном пути в Нячанг мы заехали в придорожное кафе, где Валерия удивило наличие большого ассортимента алкоголя, судя по всему, традиционного рисового самогона, настаиваемого в стеклянных банках с краником. В качестве «закваски» используются различные змеи, от питонов до кобр, иногда – крупные тропические скорпионы.

Вьетнамцы считают, что умеренное употребление таких настоек способствует укреплению здоровья и долголетию. Так это или нет – остается лишь догадываться, но на всякий случай бутылочку с заспиртованной самогонкой змеей Валерий все же прикупил. На стенах кафе отдыхают вполне живые ящерицы, имеющие специальные присоски на лапках, способные передвигаться по любой поверхности, даже по стеклу.

Пока ехали по сельской местности, чуть не задавили свинью, резко выскочившую из кромешной темноты на трассу и перебежавшую дорогу прямо перед нашим микроавтобусом. К счастью, обошлось без жертв. И эффектной точкой в сегодняшнем дне стало посещение недавно открывшегося вьетнамского ресторана с многообещающим названием «Крым»! Гид предложил нам отдохнуть после долгой дороги в этом незаурядном месте, принадлежащем тем же хозяевам, что и туристическая фирма «Discovery».

О «Крыме расскажу завтра, это – тема для отдельного очерка.

Оставить комментарий

Комментарии: 1
  • #1

    Оля (Среда, 09 Июль 2014 19:46)

    Очень красочное описание :) молодцы!