Пекин (КНР)

В полдень мы встречаемся с друзьями моих спутников и по их приглашению направляемся в расположенный поблизости ресторан традиционной кавказской кухни.

Специфика того района Пекина, где находится наш отель, заключается в наличии большого количества выходцев из стран бывшего СССР и из современной России, только в этой части города можно встретить великое множество вывесок на русском языке.  Местные отели специализируются на приеме наших соотечественников, их персонал часто свободно говорит на русском, при этом совершенно не знает английского.

Обед прошел особенно успешно в сопровождении вкуснейших блюд, свойственных Кавказскому региону, после китайской кухни здесь можно облегченно вздохнуть, на время отказавшись от медикаментов, которые являются непременным спутником наших поездок по Азии, где еда, мягко говоря, сильно отличается от привычной. Для безболезненного ее употребления необходимо иметь идеальное здоровье. И еще очень важный момент: меню здесь дублируется на русском, а официанты, выходцы из стран Кавказа, свободно владеют нашим языком, что исключает проблемы при выборе блюд (в Китае часто туристам бывает совершенно неизвестно, из чего именно изготовлено то или иное блюдо).


Молодой человек с традиционным для Китая именем Ли взялся сопровождать нас в путешествии по Пекину и его окрестностям, благо выдалась такая возможность, в графике путешествия на эти цели выделено полтора дня. На сегодня первым пунктом посещения стало самое сердце Пекина, площадь Тяньаньмээнь, расположенная в центре города.Название это обычно переводится как «Площадь небесного спокойствия» и названа в честь «Врат небесного спокойствия», находящихся к северу от нее, отделяя от «Запретного города». До ХХ века это была самая крупная площадь в мире, размеры ее 500 на 880 метров. К ней также примыкает модернистское здание Национального оперного театра и Дом народных собраний (здание парламента КНР).

Это место является особо почитаемым в Поднебесной, являясь важным национальным символом и хорошо охраняется, по причине неоднократно возникавших инцидентов. Самые известные из них происходили в апреле 1976 г (стихийные выступления по поводу кончины одного из лидеров КПК Чжоу Эньлая), июне 1989 г. (расстрел митингующих студентов) и в январе 2001 (акт массового самосожжения представителей секты Фалуньгун). История хранит немало фактов, связанных с этим культовым местом, часть из них до сих пор покрыта завесой тайны.

До площади мы добрались на такси, пробившись через вездесущие пробки (в центре китайской столицы передвигаться на автомобиле не так просто, особенно в часы пик, когда улицы огромного города запружены транспортом и людьми). Вся площадь по периметру огорожена, проход на нее - только в одном месте через металлодетектор и фэйс-контроль строгих сотрудников службы безопасности.

Рядом стоит статный военный, подтянутый, по стойке «смирно», у него двигаются лишь глаза, внимательно «сканируя» всех вновь прибывших посетителей. Меры безопасности в общественных местах были усилены после произошедших недавно терактов в городе Урумчи, во время которых пострадали мирные жители. К сожалению, мы все живем в очень беспокойном мире, полном новых вызовов и угроз, властям приходится адекватно реагировать на них. Наверное, раньше без проблем можно было зайти на площадь, прогуляться по ней, не видя многочисленных солдат и полицейских.

Знакомая с детства по многочисленным телепрограммам главная площадь Китая сразу узнается по облику «Ворот небесного спокойствия» с большим портретом лидера китайской нации Мао Цзэдуна. В современном своем облике врата появились в 1651 году, при династии Цин, тогда же возникло и известное ныне название. Изначально ворота носили название Чэнтяньмэнь или «Врата принятия небесного мандата». В 1457 г. их поразила молния, но восстановили врата только в 1465 г. Во второй раз они оказались разрушены в конце правления династии Мин, во время смуты, сопровождавшей падение Мин, были в очередной раз сожжены повстанцами крестьянской армии Ли Цзычэна. Врата являются главным входом в императорский дворец, известный под названием «Запретный город».

Наши попытки сделать фотографии участников экспедиции на площади Тяньаньмээнь с флагами спонсоров экспедиции “HatMaster” не увенчались успехом: тотчас же подошел сотрудник полиции и потребовал удалить все сделанные в тот момент снимки. Попытки Валерия договориться с ним при помощи Яны, осуществляющей нам помощь в переводе, не увенчались успехом, четко было сказано и продемонстрировано, что любые попытки сделать фото флагов и символов других стран или частных компаний будут незамедлительно пресекаться.

- Мы путешествуем вокруг света, фотографировались с полицейскими в разных странах мира, можно ли фотографироваться с вами, - задал вопрос Валерий.

- Нет, это категорически запрещено, в КНР вы не имеете права фотографировать полицейских, военных, военную технику, сотрудников таможни и других специалистов, находящихся на государственной службе, - ответил полицейский, после чего вопрос был исчерпан.

Он также потребовал у сопровождавшего нас Ли удостоверение личности, и только после разговора с ним позволил нам пройти дальше. Лишний раз убеждаемся в том, что договориться с китайскими полицейскими или военными просто невозможно. Они действуют четко в соответствии с инструкциями, и если бы мы продолжали настаивать на своем, были бы в лучшем случае выдворены с площади, а в худшем – давали показания в отделении полиции.

Далее наш путь лежал через «Врата небесного спокойствия», где всегда много людей. С площади к ним можно попасть через подземный переход, также хорошо охраняемый стражами порядка, перед воротами – высокие скульптурные группы с непременным атрибутом – львом как символом сильной государственной власти. 

Каменные львы, вздыбив гривы и эффектно разинув пасти, охраняют святая святых – Императорский дворец, вход с который возможен только через врата. Подгоняемые толпой, на сильнейшей жаре, которая в послеобеденное время достигает 37-40 С, мы проходим сквозь коридор из, - судя по всему, - сотрудников государственной службы безопасности КНР, это – люди с каменными лицами, отслеживающие внимательным взглядом каждое движение в толпе, буквально сканирующими вас и все ваши намерения. Неприятное ощущение даже если у вас нет никаких намерений, все равно хочется как можно быстрее пройти этот живой «сканнер». Мы оказываемся на аллее, обрамленной деревьями, здесь тоже все запружено людьми.

Оказывается, мы пришли уже слишком поздно, на сегодня, несмотря на два часа, остающихся до момента закрытия, вход в «Запретный город» невозможен. Так императорский дворец и остался для нас запретным городом, что ж, остается лишь утешить себя мыслью о том, что в следующий раз, приехав в Пекин, обязательно побываем внутри этого большого комплекса, где есть что посмотреть.

В период с XV по начало XX века этот дворец являлся главной резиденцией китайских императоров, сейчас местное население именует его «Бывший дворец». Расположенный в самом сердце Пекина, дворец был отрезан от остального города рвами и пурпурно-красными стенами, Только император и его приближенные имели право находиться в нем, для простых смертных эта часть города была недоступна, отсюда и пошло такое название. Из этого дворца правили Китаем 24 императора династий Мин и Цин. В соответствии с историческими данными, в возведении дворцового комплекса принимали участие миллион строителей и 100 000 других специалистов.


Довольствуясь лишь видом красных дворцовых стен и красивых башен с традиционными загнутыми по краям крышами, украшенными богатой резьбой, скульптурками многочисленных львов, мы проходим далее вдоль рва, окружающего дворец вкупе со стенами, по поверхности воды плавают лодки, катающие туристов.

По пути нам встречается парень, ловко орудующий странным головным убором-трансформером, моментально меняющим свою форму. Парень одним движением рук изменяет его форму, надевая на голову то одной, то другой стороной.


Члены экспедиции подходят к нему и просят продемонстрировать, что же это за необыкновенная шапка. В итоге приобретают у него несколько головных уборов, благо стоит каждый всего 10 юаней (55 рублей).

Олег и Валерий тотчас же начинают со смехом экспериментировать с чудо-шапкой под смех проходящих мимо китайцев, некоторые из которых просят сфотографироваться вместе с нами. В провинциальном Китае, многие люди ни разу в жизни не видели европейцев, потому наш внешний вид вызывает у них большое удивление.

Ознакомиться с многочисленными достопримечательностями Пекина приезжает множество жителей Поднебесной, потому любопытство по отношению к иностранцам – нормальное явление, иногда, правда и оно может утомить.

Мы не без усилий ловим такси, которых в этой части города много, но водители почему то не садят клиентов. На двух автомобилях выдвигаемся в сторону центральной пешеходной улицы Пекина, по статусу аналогичной нашему московскому Арбату. Нам попался веселый водитель, который, узнав что мы из России, тотчас же воодушевился и начал напевать мотив песни «Подмосковные вечера». Валерий подхватил его инициативу, и вот они уже вместе поют «Катюшу», автомобиль между тем пробивается среди извечных пробок, в окнах – стены «Запретного города», глубокий ров с водой, отделяющий территорию дворца от остального города, снующие туда-сюда торговцы, велорикши, мотоциклы, мотороллеры, скутеры, тележки, тачки.


Вот он, причудливый колорит этой удивительной азиатской страны, в которую невозможно не влюбиться раз и навсегда. Китай – это особый, удивительный мир, понять его до конца просто невозможно категориями нашего, близкого к западноевропейскому менталитета. Здесь нужно бывать, чтобы проникнуться большой разницей, разделяющей цивилизации Запада и Востока и, вместе с тем, почувствовать глубокую синергетическую связь между нашими культурами – русской и китайской, проникающими друг в друга на протяжении сотен и тысяч лет. Кроме того, чтобы почувствовать силу и небывалую мощь современной цивилизации КНР, достигшей таких огромных высот во всех сферах науки и техники буквально за считанные годы. Здесь есть чему поучиться!

Прогуливаясь по местному «Арбату», мы зашли в старейшую аптеку Пекина, где увидели в продаже тех самых трепангов/голотурий (морское кишечнополостное, используемое в традиционной китайской медицине), что мы вчера пробовали на деловом ужине в ресторане.

Оказывается, это – очень дорогой деликатес, нам оказали большую честь, подав столь ценное блюдо. Правильным было наше решение непременно попробовать его, несмотря на, мягко говоря, необычный вид этих существ, похожих на личинки насекомых.

Мы также зашли в магазин, торгующий широким ассортиментом головных уборов, но среди них, к сожалению, нашли лишь несколько реплик традиционных народных шапок, такие уже имеются в нашей коллекции. Зато моих спутников, профессионально занимающихся меховым бизнесом, явно удивила шапка, среди прочих выставленная в витрине. Цена этого изделия – 75 000 юаней, что в переводе на рубли составляет 412 000(!). К сожалению, из-за особенностей языка мы так и не смогли узнать, как называется зверь, из меха которого изготовлен столь дорогостоящий головной убор (на норку или выхухоль точно не похоже).

Между тем день близился к закату, сильная жара все не ослабевала, и мы поспешили в отель, в кондиционируемые номера, чтобы не потерять сознание от непривычной духоты. К тому же, на улицах Пекина сильная загазованность, город считается самым неблагополучным в Китае в плане смога, преодоление этой проблемы – большая «головная боль» властей. Например, ими введена масса ограничений на использование личного автомобиля, на котором вы можете ездить лишь в определенные дни недели.

Мы расстаемся с прекрасной Яной, профессиональной переводчицей, помогающей в проведении деловых встреч; ее превосходное знание китайского языка позволило нам решить массу вопросов и избежать множества проблем. Потому искренне надеемся на новую встречу с этой высокообразованной девушкой, настоящей русской красавицей.

Завтра предстоит путешествие на Великую китайскую стену, в котором нас будет сопровождать Ли, недавний выпускник университета, владеющий разговорным английским.

Оставить комментарий

Комментарии: 0