Пекин – Великая китайская стена (КНР)

Новый день начался рано, нам предстоит совершить поездку к самому гигантскому в мире памятнику архитектуры – Великой китайской стене, имеющей суммарную протяженность 8851,9 км.

Впереди – несколько часов пути по оживленным улицам утреннего Пекина, потому запасаемся терпением, чтобы преодолеть небольшое, в общем-то, расстояние в 74 км, отделяющие столицу Китая от наиболее хорошо сохранившегося участка стены под названием Бадалин. Поистине невероятные масштабы этого исторического сооружения на самом деле вполне могут быть увеличены до 21 196 километров, именно такую протяженность стены называют некоторые источники. Но, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Потому мы отправляемся в путь в 8 утра, в фойе нас встречает проводник и переводчик Ли, молодой человек, недавно закончивший университет, призванный стать гидом на весь день. Валерий остается в Пекине, ему сегодня предстоит решить ряд неотложных вопросов, а мы вчетвером садимся в микроавтобус, арендованный для поездки за город.

Время в пути тянется медленно, как это обычно бывает, если подолгу выбираешься из крупного города, все улицы которого, в том числе и скоростные шоссе, в час пик плотно загружены транспортом. Над Пекином висит небольшой смог, отдаленные здания теряются в его сизой дымке, а их очертания напоминают сказочные замки или башни некой инопланетной цивилизации, именно так обычно изображают их писатели-фантасты. Водитель наш оказался заядлым лихачём, он не любит ждать в пробках, постоянно перестраивается с одной полосы движения на другую, а затем и вовсе совершает серию рискованных обгонов справа, встраиваясь в крайний правый ряд перед самыми съездами с трассы, все время пересекая сплошную белую линию. Но мы уже давно смирились с агрессивным стилем вождения подавляющего большинства жителей стран Азии, так как здесь на дорогах действует основной принцип: «кто успел – тот и съел». Иначе говоря, если хватает сообразительности и опыта вождения – можешь ездить как заблагорассудится, главное при этом – не создавать аварийных ситуаций. Транспортной полиции мы за все эти дни не видели ни разу, потому решили что ее либо нет вообще, либо она чрезвычайно лояльна к нерадивым водителям, и ситуация на дорогах просто пущена на самотёк. Скорее всего, именно поэтому в Поднебесной не разрешается управлять транспортным средством иностранцам, международные водительские удостоверения в этой стране не действуют.

Постепенно дорожные пробки рассасываются, мы увеличиваем скорость движения по скоростной автомагистрали, ведущей на северо-запад от Пекина, к прекрасным горным вершинам, виднеющимся на горизонте. Где-то там находится одно из самых удивительных творений человечества, самая протяженная стена в мире, масштабы которой сложно представить. Кстати, в Китае есть поговорка, гласящая: «Если ты был в Китае, но не побывал на Великой китайской стене – ты в Китае не был». Пожалуй, это на самом деле так, нам предстоит убедиться в правоте данных слов, так как за исключением умницы Ли, Валерия и, пожалуй, водителя, остальные участники экспедиции у стены ни разу в жизни не были.

Вот мы сворачиваем с автострады и едем по весьма живописной местности, где над гладью воды многочисленных рек нависают раскидистые кроны деревьев, на заднем фоне высятся горы, образующие многоплановые картины, окутанные перспективной дымкой. Места действительно хороши, временами хочется поскорее выбраться из микроавтобуса и пойти под сень высоких деревьев, к какой-нибудь речке или к горному озеру, чтобы уже никуда не спешить, а побыть наедине с собой. Но плотный график путешествия не позволяет такую роскошь, до конца дня нужно успеть вернуться в Пекин, собрать вещи и выехать в аэропорт. Как это ни странно, но сегодняшний день – последний в Китае и вообще за рубежом, ночью нам предстоит возвращение в Россию.

Впереди  находится туристический комплекс, водитель ловко опускается по съезду на многоуровневую подземную автостоянку, плотно заставленную многочисленными авто, сотрудники паркинга стоят на поворотах, активно жестикулируют нам, показывая, в какую сторону и на какой уровень ехать, чтобы найти свободное место для парковки. Мы, наконец, находим место, на лифте поднимаемся на земную поверхность, где, несмотря на утренние часы, уже стоит сильная жара. Ли приобретает входные билеты для посещения стены и нескольких аттракционов. С билетами на руках садимся в автобус-шаттл, заполненный вечно веселыми и разговорчивыми американскими туристами и направляемся по серпантину высоко в горы, минут через 10 выходим из автобуса, попадая непосредственно в зону торговли сувенирами и общепита.

Но нам отнюдь не до таких пустяков, потому сразу идем к фуникулеру, такому, какие обычно устанавливают на горнолыжных курортах: маленькая люлька с двумя посадочными местами закреплена на тросе и перемещается на приличной высоте. Дождавшись своей очереди, вслед за Олегом и Алёной, мы с Ли буквально прыгаем в надвигающуюся сзади люльку, сотрудники резво закидывают поручни, чтобы мы не умудрились упасть вниз, и тотчас же начинается медленный подъем наверх, к вершинам окрестных гор, где уже маячит наша вожделенная цель – Великая китайская стена.  Болтая ногами в воздухе, постепенно поднимаемся все выше и выше пока не достигаем верхней станции фуникулера, откуда начинается пеший путь.

Соскочив на ходу, вначале не чувствуешь под ногами привычной опоры, но быстро приходишь в себя, дальше – увлекательная и очень непростая прогулка по грандиозному творению многих поколений жителей Древнего Китая, по историческим данным, при строительстве стены была задействована пятая часть населения страны, в ту поры это был примерно один миллион рабочих. Оказывается, основное назначение стены заключалось в том, чтобы предохранять подданных «Срединной империи» от перехода к полукочевому образу жизни, от слияния с варварами, она чётко фиксировала границы единой китайской империи, только что составленной из ряда завоёванных царств.

Впоследствии это сооружение стало выполнять и оборонительную функцию, произошло это тогда, когда развивающиеся на равнине центрального Китая населённые пункты, превращающиеся в крупные центры торговли, привлекали внимание кочевников, которые стали часто нападать на них, совершая набеги из-за Иншаня. Изначально не было единой стены, крупные царства (Цинь, Вэй, Янь, Чжао), чьи границы располагались на севере, предприняли попытки строительства собственных защитных стен. Причем, это были глинобитные конструкции, а местами – просто высокие насыпи из песка и камней. Отдельные стены впоследствии были соединены воедино и явились надежной защитой от набегов кочевников, а ставшие второстепенными стены, разделявшие разрозненные ранее царства, были демонтированы. Во время правления императора Цинь Ши-хуанди династии Цинь империя объединяется, достигая небывалого могущества, император отдаёт распоряжение о строительстве Великой китайской стены вдоль Иншаня.

Под палящими лучами солнца мы ступаем по древним каменным плитам, образующим многочисленные ступени, профиль стены в точности повторяет форму гор, на склонах которых она была возведена. Для передвижения нужно то подниматься по крутым ступеням высоко вверх, на склоны, расположенные под углом до 45-50 градусов, то опускаться вниз. Для удобства и безопасности туристов в наши дни вдоль каменных лестниц оборудованы перила. Размеры стены различались на разных участках, средняя высота ее — 7,5 м, а с зубцами и того больше — 9 м, ширина по гребню — 5,5 м, ширина основания — около 6,5 м. 

В стене также расположены многочисленные башенки, расстояние между ними составляет примерно 200 метров, именно столько могла пролететь стрела. В наиболее высоких точках, на расстоянии нескольких километров друг от друга – сигнальные вышки, они использовались как наблюдательные посты, с которых при помощи разводимых костров часовые могли общаться посредством условных сигналов.

Интересен такой исторический факт: при укладке каменных блоков стены употреблялась клейкая рисовая каша с примесью гашёной извести. Доступный для обзора участок стены Бадалин, расположенный в относительной близости от Пекина, является одним из самых молодых, он был возведен позже остальных, поддерживался в порядке и служил своего рода «воротами в столицу». Серьезные реставрационные работы были начаты в 1984 г, когда по инициативе Дэн Сяопина стартовала программа по реставрации Великой китайской стены, финансируемая из средств китайских и зарубежных компаний, а также частных лиц. К сожалению, многие участки сооружения не сохранились до нашего времени, иные находятся в аварийном состоянии, подвергаются постепенному разрушению современной эрозией и вандалами.

Но то, что мы увидели, на самом деле впечатляет: стена поистине огромна, несмотря на кажущиеся издалека небольшие высоту и ширину, на деле, гуляя по ней часами, начинаешь осознавать, каких невероятных усилий стоило возвести такой протяженный объект высоко в горах, используя лишь самые простые технологии строительства. Спускаясь по крутым каменным ступеням, встречаем туристов, поднимающихся навстречу, они измучены жарой, вся одежда на них мокрая. Чувствуется, насколько тяжело дается современным людям преодоление даже небольшого расстояния по верху стены. А в прежние времена здесь буквально носились лучники и часовые, солдаты все время несли службу на крутых горных склонах, преодолевая за день большое расстояние по бесчисленному множеству ступеней.

Современным туристам с трудом даются крутые подъемы по тысячам ступеней, особенно в разгар дня, когда столбик термометра поднимается выше 40 градусов жары. 

Но мы упёрто карабкаемся наверх, до тех пор, пока не добираемся до самой высокой точки маршрута, дальше дороги нет, стена полностью заросла растительностью, она проглядывает сквозь высокие деревья и кустарник.


По боковому спуску мы проходим к ее основанию и видим, что сложена она из крупных каменных глыб, между ними – что-то, отдаленно напоминающее цемент, наверное, это и есть известка, замешанная на рисовой каше (именно такой состав цементирующего состава был раскрыт учеными в ходе изучения феномена Великой китайской стены). Выполнив фото-сессию с флагами партнеров и спонсоров кругосветной экспедиции, мы возвращаемся к фуникулеру, на сей раз прекрасно понимая тех людей, что встретились нам ранее, изможденных и мокрых от пота. Мы становимся такими же, но с массой положительных впечатлений от посещения этого уникального места.


Следующий аттракцион, который предстоит испытать, это скоростной спуск по горным склонам по трассе слалома, для чего используется металлический желоб, по нему туристы скатываются на маленьких пластиковых тележках. Встаем в длинную очередь, которая, тем не менее, быстро продвигается. На старте двое служащих развлекают туристов и развлекаются сами как могут: усаживают их так, как положено (тележки узкие и крохотные, некоторым в них нелегко разместиться), а затем задают ускорение, чтобы клиенты могли катиться дальше, регулируя скорость спуска при помощи одного-единственного рычага.

Постепенно очередь доходит до нас, при этом один из служащих веселит всех, общаясь с клиентами: он увидел красивых девушек и спросил, откуда они родом, те ответили, что из Австралии. Он, тотчас же изобразил кенгуру с сумкой, а затем – медлительную, вечно спящую или жующую эвкалиптовые листья коалу, набрав в рот сорванных с куста листьев, он артистично продемонстрировал гримасу этого ленивого зверька, на время замерев, как будто уже спит, отмахнулся от туристов, достал из кармана сливу, размахнулся и кинул её австралийкам, одна из них тотчас же поймала угощение, что вызвало хохот всех ожидающих.

Услышав, как мы говорим между собой на русском, служащий тотчас же  повернулся к Алёне и произнёс:

- РусскиЙ, русские! КрАсивый!

Все дружно захохотали, а он, взяв в рот свисток, мгновенно закрыл ладонями уши Алёне и свистнул, дескать «Давай, русские, садись в сани и поехали! Давай-давай!».

Мы тотчас же понеслись вниз, плавно регулируя скорость движения. Вдоль всей трассы стоят сотрудники слалома, готовые оказать помощь зазевавшимся туристам. Нам доставило огромное удовольствие стремительное скольжение по зеркальному металлическому желобу, от Великой китайской стены, по горным склонам. Трасса в течение нескольких километров петляет среди девственных лесов, мы проносимся вниз, минуя крутые повороты, проезжая по подвесным мостам, после чего благополучно прибываем прямо в сувенирную и ресторанную зону. Такое никогда не забудешь, столь оригинальным способом никто из нас, пожалуй, никогда не спускался с горных склонов, разве что в детстве, на санях со снежной горки.

Ли предлагает зайти в небольшой ресторанчик традиционной китайской кухни, мы охотно соглашаемся в надежде слегка подкрепиться и, главное, оказаться под освещающим кондиционером. Незатейливая пища: омлет, овощной салат и морепродукты восстанавливают жизненные силы, а долгожданная прохлада позволяет хотя бы на время забыть о постоянной жаре и духоте, которая сопровождает нас каждый день с момента прибытия в Сингапур, на протяжении уже почти месяца. Зато уже завтра, по прибытии в Россию нас ожидает долгожданная прохлада.

Возвращаемся в Пекин той же дорогой, на сей раз автомобильных пробок на ней не так много, как в утренние часы, город встречает солнцем и отчасти рассеявшимся смогом. На самом деле, нам очень повезло, смог в эти дни был совсем незначительным, что бывает здесь крайне редко; Яна, живущая в Пекине несколько лет, рассказывала, что в отдельные дни люди стараются вообще не выходить на улицу, где просто нечем дышать. К счастью, нас эта участь миновала, вот уже и отель, теперь можно принять душ и отдохнуть перед дальней дорогой; рейс во Владивосток отправляется в 2.30 ночи, впереди еще несколько часов отдыха. Договариваемся сходить вечером в полюбившийся нам ресторан кавказской кухни и расстаемся, после прогулки по Великой китайской стене на такой жаре требуется достаточно времен на отдых, благо в номерах отеля уютно и прохладно.

Вечером нас провожает замечательный парень Ли, оказавший неоценимую помощь в путешествиях последних дней, безотказный, готовый решить любую возникающую проблему, которых, поверьте, во время путешествия бывает более чем достаточно. То нужно найти какие-нибудь медикаменты, то заказать такси, то съездить куда-то, то договориться с кем-то, и все это – на китайском языке. Парень хорошо владеет английским, что позволило нам сообща решить массу вопросов.

С самыми добрыми чувствами мы расстаемся друг с другом, с надеждой как-нибудь обязательно встретиться вновь либо в Поднебесной, либо у нас, в России, садимся в такси и направляемся в международный аэропорт Пекина, в огромный, сверкающий чистотой терминал, откуда отправляются рейсы множества авиакомпаний во все уголки нашей необъятной планеты.

Пройдя регистрацию на рейс, что заняло достаточно много времени, проходим таможенный контроль, который в КНР очень пристрастный, таможенники тщательно проверяют личные вещи пассажиров, после чего оказываемся в нейтральной зоне, до посадки на рейс еще полтора часа. Наш аэробус А 320 авиакомпании “S7” стоит у терминала, судя по всему, он недавно прибыл из Владивостока и сейчас готовится к обратному рейсу. Пока мы тянем коктейли и пытаемся свыкнуться с мыслью о том, что самый протяженный зарубежный участок пути экспедиции уже позади, совсем скоро мы окажемся на Дальнем Востоке, откуда совершим двухнедельный переезд на своем автомобиле по необъятной России, через 7 часовых поясов… Честно говоря, впечатлений накопилось уже очень много, программа экспедиции была насыщена событиями до предела, и, конечно, хочется попасть домой, куда все равно тянет, где бы ты ни находился, в какой бы экзотической стране ни был.

Дом – он и есть дом.

Оставить комментарий

Комментарии: 0