Мельбурн (Австралия) – Куала-Лумпур (Малайзия) – Сингапур

Рейс авиакомпании «AirAsia» на Куала Лумпур отправлялся в 9.15 утра, мы задолго до этого выписались из номера отеля, сдали автомобиль в расположенное непосредственно возле терминалов аэропорта представительство компании “Avis” и благополучно прошли регистрацию, выстояв относительно небольшую очередь перед стойкой.

Ставшие уже обыденными процедуры выполняются автоматически, а впечатления от многочисленных перелетов, пересадок, регистраций и т.д. смешались между собой. Некоторое время спустя практически невозможно вспомнить те или иные детали, как будто вся наша жизнь, каждый ее день состоит из постоянного передвижения, смены картинок и декораций, многочисленных впечатлений, удержать которые память человеческая просто не в состоянии.

Наверное, это и называют «синдром путешественника». По крайней мере, мы сейчас в полной мере осознали, насколько огромен и бесконечно разнообразен мир, что наша планета имеет поистине гигантские масштабы, невозможно за одну, пусть даже очень длинную человеческую жизнь посетить все страны, насладиться всеми достопримечательностями. На это потребовалось бы множество жизней, к тому же, заниматься пришлось бы исключительно только путешествиями и ничем больше. Но наша система устроена таким образом, чтобы люди как можно меньше имели возможностей менять свое местонахождение, подавляющее большинство из них «вписано в матрицу», выполняя ежедневно одни и те же действия и уже практически не обладая способностью и временем на активные путешествия.

Человек приписан к одному месту, которое он может называть как угодно, а зависимости от уровня своего развития, находя любые аргументы в пользу того, что это и есть то самое единственное и неповторимое место на поверхности динамично меняющейся планеты, в котором суждено родиться, прожить всю жизнь и уйти из этого мира, так и не постигнув многие аспекты бытия.

 Смена мест дает возможности для накопления практического опыта в коммуникации, расширения сознания, позволяя расти и двигаться дальше. Но и от движения по странам и весям можно устать; нам свойственно, с одной стороны, стремление к перемене мест, а с другой – потребность в покое и умиротворении, чтобы за массой накопленных впечатлений не потерять нечто очень важное, то, что мы на самом деле никогда не найдем где-либо еще кроме как внутри себя, своей пытливой души.

Много мыслей приходит во время длительных авиа-перелетов, когда у тебя достаточно времени для приведения разрозненных обрывков рассуждений в стройную систему, ты не занят какой-либо определенной деятельностью и имеешь достаточно времени для того, чтобы заняться собой. Лично для меня это подобно перезагрузке, когда накопившиеся за предыдущие дни впечатления укладываются в некую мировоззренческую систему, определяя дальнейший путь твоего духовного развития. Наверное, многие во время перелетов просто спят, смотрят фильмы, читают что-нибудь или занимаются еще какой-либо деятельностью, отвлекая себя от мыслей о главном. Но в моем случае все работает именно так, возможно, таким образом удалось найти личное пространство во внешней замкнутой системе, когда ты физически находишься в стесненном состоянии, ограниченном узким креслом экономического класса, полностью находясь во власти технологий, твоя жизнь целиком зависит от действий пилотов и автоматических систем управления воздушного судна.

Размышляя, я наблюдаю за быстрым, профессионально выполненным разгоном и взлетом, постепенным набором высоты и преодолением нескольких облачных слоев, выходом в стратосферу, где огромный Аэробус А 330-300 уже может достичь крейсерской скорости, ему не мешает сильное сопротивление земной атмосферы, которая на этих высотах сильно разрежена, а температура воздуха за бортом падает до -50…-60 С. Мы парим над прекрасной, удивительной планетой, полной жизни, разнообразия, добра и красоты, над нашим общим космическим домом, вне которого ни один из нас не может существовать долго. Иной планеты у нас нет.

Проглядывающие сквозь низкую облачность зеленые саванны постепенно уступают место полупустыням, растительный покров в которых очень скуден, исчезают деревья и кустарники, уступая место кирпично-красным пескам и каменистым участкам, со временем заполняющим все пространство внизу. По мере удаления от океана, дающего достаточно влаги для существования растений и животных, Австралия превращается в огромную красную пустыню, лишенную каких бы то ни было признаков жизни. Облачность тоже полностью исчезает, под нами – ярко-красная, цвета кирпича Центрально-австралийская пустыня, изрезанная замысловатыми складками и каньонами, промытыми некогда текшими здесь реками.

Необычные картины великой пустоши, распростертые внизу на многие сотни и тысячи километров, поражают своим масштабом и разнообразием форм и цветов. Казалось бы, что интересного может быть в наблюдении пустыни с высоты в 11 километров? На самом деле, я вижу постоянное изменение цветов и фактур, здесь как будто прошлась рука великого художника, преобразив кажущееся мертвым пространство холста земной поверхности, украсив его множеством форм. Длинные скальные гряды, протянувшиеся в направлении с СЗ на ЮВ через всю пустыню, напоминают о сложных геологических процессах, происходящих в Австралии в течение миллионов лет, о древних лесах, зеленевших на территории нынешней пустыни.

Грандиозность происходящих в планетарных масштабах событий можно разглядеть как в малом, так и в большом, как в отдельном камне, хранящем историю преобразований и свидетельства минувших эпох, так и в формах земной поверхности, несущей шрамы былых геологических катастроф, связанных с постоянным дрейфом континентов по поверхности расплавленной магмы. Мы все живем на островах-континентах, медленно ползущих в разных направлениях по огненной реке, которая время от времени дает о себе знать землетрясениями и извержениями вулканов. Участники экспедиции уже побывали в нескольких зонах максимальной вулканической активности, это Исландия и Гавайи, где дыхание планеты чувствуется особенно сильно. 

В Австралии горообразовательные процессы протекали давно, потому единственная горная система континента, Голубые горы, постепенно сгладилась эрозией, превратившись в пологие вершины, полностью покрытые густой, пышной растительностью. Но вдоль восточного побережья страны проходит крупный тектонический разлом, время от времени активизирующийся и дающий о себе знать. «Тихоокеанское огненное кольцо» - система рифтов, где происходит постоянное образование земной коры и тектонических разломов, в которых земная кора шельфа одного континента погружается под оконечность другого, что вызывает землетрясения и вулканическую активность. Вся глобальная система действует в течение сотен миллионов лет, она работает по своим законам, постоянно напоминая нам об уязвимости жизни, полностью зависимой от геологических процессов, происходящих в недрах планеты.

Австралийская пустыня в течение нескольких часов сопровождает нас в полете, удивляя обилием геологических форм. Огромные тектонические складки, каньоны, всевозможные формы выветривания сменяют друг друга в иллюминаторе, я просто не смог не зафиксировать на фото многочисленные преобразования, происходящие на моих глазах. В какой то момент пустыня приобретает темно-красный, почти вишневый цвет, становится идеально гладкой, время от времени рассекаемая необычными складками, как будто гигантские волноприбойные знаки оставил на ее поверхности некогда существовавший океан. Возникает ощущение будто и не Земля это вовсе, а какая-то иная планета, может быть, Марс? Ничего не напоминает о существовании жизни, здесь нет ни одного признака человеческой цивилизации, нет дорог, ЛЭП, городов или хотя бы одного домика, - совершенно пусто и безжизненно. Самый настоящий Марс, фотографии поверхности которого были получены при помощи автоматических орбитальных станций и «марсоходов». Хотелось бы надеяться, Землю не постигнет та же участь, что и безжизненную «красную планету», большая часть атмосферы которой улетела в открытый космос несколько миллиардов лет назад, разветвленные речные системы, озера и гигантские океаны Марса пересохли, оставив после себя множество каньонов и безжизненных пустынь. Центральная Австралия очень похожа на Марс с его красного цвета поверхностью, наверное, здесь можно снимать неплохие фильмы о марсианских экспедициях.

Вот вновь появляется скромная зелень, пустыня преобразуется, открывая перед нашим взором соленые озера, часть из них полностью пересохла, на поверхности грунта высадилась кристаллическая соль, отчего земля выглядит как снег. Солончаки сменяются более крупными озерами, вокруг которых начинает распространяться зеленая окантовка, чем дальше мы летим в сторону северного побережья континента – тем шире становится эта полоска, постепенно вся поверхность земли покрывается низкими кустарниками – бушем. Значит, скоро я увижу великий Океан, омывающий Австралию с севера.

И действительно, через несколько минут появляется живописная, изрезанная многочисленными заливами, береговая линия, вдоль которой – белые коралловые пляжи. В океан впадают небольшие реки, в сочетании с лагунами образующие кружевной узор, а пресная вода смешивается с морской, давая множество оттенков, уходящих длинными шлейфами далеко в открытый океан. На берегу одной из бухт стоит крохотный городок, к которому ведет одна-единственная дорога, идеально ровной нитью уходящая вдаль, за горизонт. Интересно было бы когда-нибудь прогуляться по белоснежным коралловым пляжам этой части Австралии, проехать по ровным как стрела автодорогам, увидеть страну с совершенно иной стороны. Не покрытые густыми эвкалиптовыми лесами побережья Нового Южного Уэльса и Виктории, но суровые пейзажи Северных территорий, представляющие собой протяженные аридные территории, где жизнь теплится только вдоль линии побережья, а дальше – кирпично-красная пустыня. Что ж, всему – свое время, если будет хоть малейшая возможность, я бы непременно вернулся сюда.

Следующие несколько часов мы летим над океаном, имеющим лазоревый цвет, по его поверхности плывут тени от мелких облаков, висящих далеко под нами, на высоте 2-3 километров. А лайнер, как космический корабль, с мерным гулом парит в стратосфере, в суровом, ледяном холоде, где нет ни облаков, ни жизни, есть лишь место для нас, путешествующих с одного континента на другой. В экваториальной зоне появляется множество облаков, испарение теплых поверхностных вод океана вызывает сильные турбулентные потоки, в которых аэробус треплет как пушинку, он подпрыгивает на гигантских «кочках», размахивает крыльями, лавируя между воздушными ямами, пытаясь стабилизироваться на неровной поверхности воздушного океана. Капитан по громкой связи успокаивает пассажиров и просит оставаться пристегнутыми на местах, стюардессы занимают свои места, пристегнувшись к креслам. Это говорит о вхождении в экваториальную зону, где мощные воздушные потоки встречаются друг с другом, вызывая возмущения и образуя нисходяще-восходящие круговороты, сквозь которые нам предстоит пройти прежде, чем подлетим к побережью Малайзии.

Но «болтанка» благополучно завершается спустя примерно час, мы ровно летим вдоль малазийского побережья, и это значит, что вскоре будет посадка и наше возвращение на родной континент Евразию. Сквозь дымку испарений далеко внизу проглядывают зеленые джунгли, среди них – множество маленьких деревень, которые сменяют поселки и города, вскоре под крылом самолета, выполняющего предпосадочные маневры, проносятся структурированные, расчерченные прямыми линиями улицы города Куала-Лумпур. Мы делаем долгий вираж в накренившемся вбок авиалайнере, после чего, подпрыгивая на вершинах высоких башенных облаков, входим в облачный слой, временно теряя видимость. Выскочив из-под облаков, наблюдаем обширные плантации пальм, уходящих стройными рядами к линии горизонта, самолет выравнивается, выпускает закрылки, производит медленное торможение, вписываясь в посадочный коридор, а затем картинка внизу все ускоряется и ускоряется, мы проносимся над скоростными автострадами, частным сектором, полями и плантациями и касаемся взлетно-посадочной полосы. Мощный рев двигателей, переключенных на обратную тягу, возвещает о снижении скорости, а мы, подпрыгивая в креслах, с радостью осознаем: «наконец долетели, живые!»

Девятичасовой перелет позади, мы в Куала-Лумпур, крупном малазийском мегаполисе. Попав в другой часовой пояс, уточняем местное время, чтобы не опоздать на следующий рейс, в Сингапур, который отправляется через два часа. В аэропорту едем по многочисленным горизонтальным эскалаторам в другую часть международного терминала, по пути два раза проходим таможенный досмотр, при выходе с рейса и перед посадкой на рейс, не выходя за пределы нейтральной зоны. Особые меры безопасности, вероятно, были предприняты властями страны после недавней загадочной истории с исчезновением в Тихом океане огромного самолета “Boeing 777” малазийской авиакомпании с 300 пассажирами на борту, который так до сих пор и не удалось найти. В числе всевозможных версий исчезновения одного из самых современных авиалайнеров, есть и такие экзотические, как захват НЛО. Но, похоже, в Малайзии решили ужесточить контроль за пассажирами и летным составом, не сильно веря в «инопланетный разум».

Второй за сегодня перелет длится чуть меньше часа, за это время мы из Куала-Лумпур попадаем в отдельное государство Сингапур, расположенное на крайнем юге Малазийского полуострова. Одна из самых развитых и технологичных стран мира, Сингапур удивляет еще издалека, когда мы медленно приближаемся к нему в аэробусе “AirbusA 220-200”. С большой высоты посреди ночной черноты океана возникает сверкающий всеми цветами радуги оплот мощной цивилизации, создавшей сверхсовременный город-государство с высокоразвитой техногенной средой обитания и высоким уровнем жизни населяющих его людей. Сделав широкий круг вокруг Сингапура, мы зачарованно наблюдаем за игрой электрического освещения улиц, проспектов, за небоскребами, и какими-то замысловатыми сверкающими многочисленными гранями конструкциями, освещенными разноцветными огнями и лучами лазеров.

В гаванях стоит множество кораблей, также ярко освещенных бортовыми огнями, а мы, наконец, совершаем снижение и посадку в международном аэропорту Сингапура. Температура воздуха за бортом +29 градусов, несмотря на поздний вечер. Наконец мы долетели до точки назначения, позади – 18 часов пути, впереди – путь в отель, забронированный заранее через booking.com. Мои спутники заметно устали, чувствуется влияние дальнего авиа-перелета, ранняя побудка, очередной скачок во времени, составивший пусть всего 2 часа, но все равно влияющий на биоритмы организма.

В аэропорту Сингапура – отличная эргономика, благодаря системе универсальных знаков и указателей, размещенных на световых табло, мы сразу находим все необходимое, проходим паспортный контроль, получаем багаж и, пройдя через сканирующее устройство, оказываемся на территории государства-города. При прохождении формальностей не было никаких задержек, очередей и прочих атрибутов многих аэропортов мира, все – быстро, четко и без проблем. Сингапурские визы для нас делались дистанционно, уже во время нашего нахождения в кругосветной экспедиции, никаких бланков виз в паспорт не вклеивается, все данные хранятся в электронной системе. Нам просто ставят в паспорт штамп о прибытии в страну, не задавая никаких вопросов. Ответы на все вопросы уже имеются в мощной компьютерной системе.

При посадке в такси - небольшая очередь, сотрудники аэропорта быстро распределяют поток прибывших пассажиров по автомобилям, беспрерывно подъезжающим к стоянке, садимся в новенький “Mercedes” и едем по ярко освещенной автостраде в сторону центра города. Движение на автодорогах Сингапура левостороннее, как в Австралии, что стало для нас привычным, нет никаких пробок, а система светофоров в городе работает таким образом, что мы вообще ничего и нигде не ждем. Отдельный разговор о городской архитектуре будет позже, когда я расскажу о посещении нами центра города, пока же мы были утомлены длительными передвижениями между континентами с единственным желанием добраться до отеля “Hotel 81 Heritage”, расположенного в центральной части города. Низенький, всего в 3 этажа, он стал для нас временным пристанищем на ближайшие 3 ночи, базой экспедиции, волею судьбы попавшей в это необычное азиатское государство. Бросив вещи, мы первым делом пошли поужинать, благо рядом расположены многочисленные кафе и маленькие китайские ресторанчики (водитель такси проинструктировал нас, где лучше питаться, каков уровень цен, как передвигаться по городу и что имеет смысл посмотреть в нем за два дня).

В китайском национальном общепите нас радостно приняли, усадили за традиционный круглый стол и потчевали разными вкусными блюдами, в которых по нашей просьбе было минимум специй (впрочем, минимум для них – это пороговый барьер терпения для непривычного к таким пряным яствам европейца). Все было приготовлено замечательно, вкусная и здоровая пища порадовала после самолетного фаст-фуда.

Из-за соседнего столика, где сидела семья китайцев, подошел развеселенный алкоголем, уже в годах, глава семейства. Он очень обрадовался, узнав о том, что мы из России, видя наше замешательство при изучении меню на китайском языке, посоветовал, какие блюда стоит здесь попробовать, после чего долго жал нам руки в знак признательности за наше русское происхождение. Официантка неоднократно усмиряла его вспыхнувшие чувства любви к России, а нам было весело и забавно, по крайней мере, нас здесь рады видеть, а это, согласитесь, всегда приятно.

Оставить комментарий

Комментарии: 0