Амурск – Красноярск - Новосибирск (Россия)

29 июля

Придя в себя после долгого переезда с берегов Байкала, мы с раннего утра вновь отправились в дорогу, впереди - большой участок пути до Красноярска, где нас ждет очень интересный человек, изготавливающий шаманские ритуальные головные уборы, и не только их.

Но нам еще ехать и ехать по необъятным просторам России, потому запасаемся терпением и продолжаем свой путь. Природа становится абсолютно неотличимой от нашей, вятской, за тем исключением, что повсюду растут лишь белоствольные березы. Хвойных деревьев мы в этих местах не встречали. Вокруг – луга и поля, ни холмика, ни горки: сибирская равнина абсолютно плоская, дорога тянется многокилометровыми прямыми как стрела участками, на которых можно развивать хорошую скорость. Движение стало боле быстрым, поскольку количество автомобилей на этом участке пути не такое большое.

В течение всего дня мы лишь ехали, ехали по равнине, любуясь березовыми рощами да многоцветьем российских лугов; во многих местах трасса ремонтируется, иногда многокилометровые объезды выматывают, а наша «Тойота» погружается в густое облако пыли, поднятое большегрузами, зато как бывает приятно выбраться из пылевого облака на новенький, только что положенный асфальт, разогнаться и нестись по прямой автостраде, продвигаясь всё дальше на запад, ближе к дому!

Вечером погода испортилась, мы попадаем под большой циклонический фронт, принесший холодный дождь, Красноярск встречает свинцово-серыми тучами, холодом (здесь всего 11 градусов тепла) и серыми, как нам показалось, безликими  фасадами зданий. Суровый, угрюмый, город стоит на берегах Енисея, самой полноводной реки Сибири, а мы пересекаем автомобильный мост и оказываемся в заречной части. Возможно, нам так показалось, а может быть, так и есть на самом деле, но Красноярск сохранил многие черты советского периода, целые районы города фактически не изменились со времен СССР: серые, скучные фасады зданий-коробок, прямые, широкие проспекты с вечно спешащими автомобилями и покорными трамвайчиками, грустные, озабоченные текущими делами лица людей…

При помощи GPS-навигатора и системы онлайн-бронирования отелей booking.comбыстро находим место, где можно остановиться в Красноярске, это гостиница с неплохим сервисом (в стоимость номера даже входит легкий завтрак). Собираемся в одном из снятых номеров, чтобы немного развеяться после долгой, утомительной дороги. Выезжая с Байкала, мы прикупили копченых да вяленых хариусов и омулей, которые сегодняшним вечером составили хорошее дополнение к местному, сибирскому пиву: рыба оказалась очень удачной закуской, к сожалению, она слишком быстро закончилась. Усталость берет свое, не успели мы допить по стакану пива, как Валерий уже крепко уснул, собираясь прилечь всего на пару минут. Долгая дорога утомляет, вождение автомобиля по отечественным трассам – это тяжкий труд, потому что они слишком плохо оборудованы, при одной полосе движения в каждую сторону, наличии постоянного встречного движения, очень трудно управлять транспортным средством. Хотя, при таких размерах страны и такой протяженности автодорог остается только удивляться тому, как вообще содержится дорожная сеть. Как вообще можно обустроить такую территорию, протянувшуюся на многие тысячи километров от океана до океана?

30 июля

Утром мы к своей радости позавтракали прямо в гостинице:  заботливый персонал накрыл столик с чаем, кофе, нарезкой из овощей и колбасы. Мы поблагодарили работников за хороший сервис и выдвинулись в путь, в другую часть города. Погода за ночь ничуть не улучшилась, по-прежнему темно, серо, холодно и сыро. Дождик мерно капает, подгоняемый ветром, а мы продвигаемся среди пробок по проспектам Красноярска, пока не достигаем старого, советской постройки здания городских бань. При входе нас встречает высокий. приветливый сибиряк, Владимир Лаптёнок, мастер этнографической реконструкции, создавший мастерскую «Звериные обереги».

- Мы сейчас в баню пойдем? – Спрашиваем с нескрываемым любопытством у Владимира.

- Можно и так сказать, кстати, баня здесь неплохая, хотя и старовата. А моя мастерская находится в этом же здании, часть его долгое время не использовалась и сдается в аренду.

Мы проходим мимо кассы, - надпись на ней гласит: «Уважаемые клиенты! По истечении времени помывки в номерах автоматически гаснет свет!», - из оконца которой за нами внимательно наблюдает большая кошка. Не можем удержаться, чтобы не подойти и не погладить это чудесное животное, кошка оказалась ласковой, тотчас же принялась мурлыкать.

- Это – Муся, всеобщая любимица, - рассказывает Владимир, - проходите в мастерскую, она небольшая, но вы там наверняка найдете много интересного.

Крохотная мастерская, всего о двух комнатках, плотно забитых чрезвычайно интересным этнографическим материалом, оказывается очень уютной для заинтересованного общения с хозяином «Звериных оберегов». На стене красуется большой лошадиный череп с яркими цветными лентами;  видя наше удивление, Владимир рассказывает:

- Это – Хранитель мастерской, по шаманской традиции в каждом помещении должен быть особый дух, который оберегает пространство и людей, в нем находящихся, от злых сил. А кто может защитить лучше, чем череп, который и сам является атрибутом смерти?

На стенах – великое множество шапок из шкуры медведя, росомахи и других таежных жителей, охотничьи и бытовые ножи, изготовленные в точном соответствии с древними народными традициями, обереги из разнообразных материалов, устрашающего вида маски алтайских и эвенкийских шаманов. А в соседней каморке – рабочее место, оснащенное всевозможным инструментарием и приспособлениями для обработки природных материалов – кожи, меха, кости и т.д.

- Владимир, как давно вы занимаетесь изготовлением этих удивительных изделий? – Интересуемся мы.

- Пожалуй, уже более 27 лет, так получилось в моей жизни, что возник интерес к аутентичной народной культуре, особенно заинтересовал шаманизм как социокультурный феномен, свойственный всем без исключения древним народам, а миром, как известно, движет именно интерес. Эта тема увлекал меня настолько, что я стал внимательно изучать древние культуры Сибири, открыв для себя множество удивительных фактов, во время общения с носителями шаманских знаний, с ныне существующими шаманами, стараюсь выполнить их заказы точно и в срок. Сами понимаете, эти люди работают с духовными сущностями и с большими энергиями, попробуй, обидь шамана – тут же получишь воздаяние. Стараюсь никогда не подводить заказчиков, они же все у меня VIPы. – Делится с нами Владимир.

- И часто шаманы заказывают вам изделия? – Спрашивает Валерий.

- Частенько бывает, хотя, конечно, я делаю не только атрибуты шаманских культов, но всевозможные обереги, сувениры и маски на эту тематику, они как раз предназначены для туристов, но при этом выполнены в стиле, характерном для того или иного этноса, с учетом знаний о культуре малых народностей, населяющих Сибирь.

- Вот эти зимние шапки явно должны быть очень теплыми, они для какой народности характерны? – Спрашиваем мы, видя множество меховых шапок, висящих на стене.

- Этот головной убор называется «малахай», прототип всем известной «треухи», первоначально это была исключительно мужская калмыцкая шапка, впоследствии широко распространившаяся на обширных просторах России, где бывают очень холодные зимы. Все вы знаете «шапку-ушанку», а ее прообразом являлась «шапка-колчаковка», которая получила широкое распространение в Белой армии Колчака в 1918-1919 годах. Позднее мода на ушанки распространяется в рабочей среде Петербурга, а затем и по всей России. Но изначально прообразом «колчаковки» был именно малахай. Ранее все извозчики надевали во время зимних рейдов именно такие большие, теплые шапки, надежно защищавшие от сильных сибирских морозов, метелей, вьюг и ветров. Кстати, это малахай изготовлен из шкуры медведя. – Продолжает свой интересный рассказ Владимир.

- А какие головные уборы вы изготавливаете непосредственно для шаманов? – Интересуемся мы.

- Не только головные уборы, но и другие элементы одежды, а также различные аксессуары, например, бубны. Я использую большую базу данных, взятую из литературных источников и из Интернета, анализирую весь объем полученной информации, а также выявляю личные требования заказчика, шаманы – они же все такие разные.

Но иногда не берусь за выполнение заказа. Был у меня такой случай: обратилась женщина, называющая себя шаманкой, просила изготовить для нее бубен по старинной технологии. Я принялся за работу, вымочил и натянул на основу бубна кожу, просушивал его с соблюдением технологии, но по неизвестным причинам как-то утром кожа на бубне лопнула, почему – не знаю, я все делал правильно и отнюдь не в первый раз. Одновременно у меня начали болеть суставы, руки просто отнимались, что-то свыше не давало мне сделать этот бубен, как будто некие высшие силы отводили от этой женщины. Когда я стал наводить о ней справки, позвонил своим знакомым шаманам, выяснилось, что она – вовсе не шаманка, а сатанистка, и бубен ей был нужен для проведения сатанинских обрядов. Я не взял с нее ни копейки и отказался от выполнения заказа. Это – право мастера.

- Ничего себе, вот, оказывается, какие удивительные вещи происходят, когда имеешь дело с предметами культа. Конечно же, облачение шамана или священнослужителя – это очень важные элементы, имеющие символическое знание, всевозможные знаки, позволяющие должным образом проводить обряд, призывая на помощь человеку высшие духовные силы, с которыми шутки плохи. Ваше мастерство достойно восхищения! – Поддерживаем мы Владимира.

- Согласен, именно поэтому я многие годы занимаюсь собственными исследованиями, сотрудничаю с учеными-этнографами, специалистами по разным малочисленным народам, населяющим Сибирь и русский Север. Это – очень обширная тема для научной работы, и тут мне во многом помогают друзья и коллеги. Собственно, я открыл мастерскую «Звериные обереги» для того, чтобы всегда были пусть и небольшие, но средства на жизнь, это – увлекательная работа, и она мне очень нравится, дает возможности путешествовать.

- А что это за кости в коробках, это явно не останки современных животных, - обращаем мы внимание на коллекцию, хранящуюся здесь же, в мастерской.

- Одно из моих хобби – это палеонтология, коллекционирование костей ископаемых животных ледникового периода, их у нас можно найти нередко во время выездов на природу и научных экспедиций. Посмотрите, это – челюсть ископаемого медведя, обратите внимание, как сильно у него сточены зубы, более чем наполовину. Причем, это вовсе не старый мишка, а относительно молодой топтыгин. Непонятно, какой такой пищей он мог настолько сильно сточить зубы.

Действительно, только человек с очень широким мировоззрением может создавать столь необычные вещи, как шаманскую одежду, обереги, бубны и другие важные предметы шаманского культа, которые должны быть выполнены с соблюдением древнейших технологий, более того, нести соответствующую знаковую и энергетическую информацию. Ведь у каждого шамана – свои требования, свой взгляд на природу вещей, тут не может быть усреднения, стандартизации, всегда – сплошная импровизация.


Владимир приглашает нас во вторую свою мастерскую, расположенную этажом выше. В ней мастер работает с такими материалами как кость или рог. Валерий вмиг заинтересовался сигнальным рогом, изготовленным из сарлыка – одомашненного дикого яка. Тотчас же начав дудеть в рог, Валерий затрубил на всю баню, наверное, внизу, за стенами даже тазики попадали от столь мощного звука.

- Продадите этот рог? Я псовой охотой занимаюсь, песик у меня опытный есть, уже не молодой, слышит плохо, а я приучу его откликаться на звук этого рога, его он точно услышит, - спрашивает Валерий.

- Да, конечно, для вас – все что угодно, - соглашается мастер.

Мы еще долго общаемся на самые разные темы, пьем чай со сладостями, а за компьютером сидит совсем молодой паренек, увлеченно смотрящий научно-популярный фильм производства BBC, рассказывающий о будущем нашей планеты.

- Иван, мой сын, очень увлекается динозаврами, и вообще палеонтологией. Иной раз даже оторваться не может от книг и научных фильмов, - говорит Владимир.

- Что ж, достойная смена у вас растет, остается лишь по-доброму позавидовать, - соглашаемся мы.

В итоге приобретаем для Музея головных уборов целый комплект изделий, мастерски изготовленных Владимиром: шапку малахай, маску «кам» (алтайского шамана), маску эвенкийского шамана, шаманский бубен из козьей кожи… А еще мастер дарит нам традиционную народную куклу «Акань», вместо головы и тела у нее – утиный клюв.

Настает время расстаться с этим необычным человеком, глубоко исследующим и оберегающим традиции изготовления шаманских и древних народных головных уборов, утвари и оберегов. Обмениваемся контактами с надеждой продолжить сотрудничество, а при случае – совершить совместные экспедиции по степям Калмыкии и Монголии да по Сибири-матушке.

Выходим на улицу, а дождик уже прекращается, вскоре из-за сплошных серых туч проглядывает робкое солнышко. Мы направляемся за город, на трассу, ведущую нас дальше, в сторону дома. Вчерашние представления о Красноярске сегодня значительно улучшились благодаря общению с Владимиром и хорошему гостиничному сервису. К тому же, в другой, заречной части город предстал перед нами в совсем иных красках: новостройки с разнообразными высотными зданиями из стекла и бетона, оригинальные сооружения из современных композитных материалов, - все это создает разительный контраст со старой, сохранившейся с советских времен частью города, показавшейся нам  серой и безликой.

Мы держим путь в Новосибирск, где завтра запланирована большая пресс-конференция в пресс-центре «Комсомольской правды». Проезжаем Кузбасс и Кемерово, очень чистый и красивый город, где даже подстрижены все газоны, на улицах отсутствует мусор, а фасады зданий не уродует безвкусная реклама. В Кемерово чувствуется высокий уровень городской культуры, из числа всех городов России, что мы посетили за последние почти 2 недели, этот город вызвал самые положительные ощущения. По крайней мере, хотя бы чисто внешне. Кузнецкий угольный бассейн – одна из важных составляющих экономики нашей страны, естественно, этому региону уделяется самое пристальное внимание, наверное, именно в этом заключается секрет такого уровня развития города, хотя, не все зависит от отношения государства, самое важное – это мировоззрение и культура самих людей, жителей того или иного города. Можно построить город-сад и в считанные дни превратить его в помойку. Наверное, и бытие определяет сознание, и сознание – бытие, образуя своего рода замкнутый круг.

Поздним вечером мы прибываем в пригород Новосибирска, долго едем по трассе, при помощи программы GoogleMaps Олег производит сканирование всех окрестных гостиниц, находит базовую информацию о них, звонит на лобби и узнает уровень цен. Все без исключения гостиницы оказываются очень дорогими, цена – значительно выше, чем приличный номер в американском отеле. После такой ночной «инспекции» более чем двадцати гостиниц, мы, наконец, находим искомое и останавливаемся в мотеле «Амазонка», совсем недалеко от трассы, правда, это место в большей степени является рестораном, где тусит неформальная молодежь, одетая в кожаные косухи и приезжающая сюда на дорогих мото-байках. На оба этажа – один туалет, но нам уже все равно, времени – второй час ночи, жутко хочется спать.

Оставить комментарий

Комментарии: 1
  • #1

    Галина (Среда, 23 Декабрь 2015 18:04)

    и где этот магазин находиться???