День 11. Бишкек - ущелье Ала-Арча

После традиционного завтрака в кругу семьи Аскарбека и Нарынкуль, направляемся в город для поиска национальных головных уборов. Первым делом пытаемся попасть в местный ЦУМ, на верхнем этаже которого, по нашим данным, продается большое количество сувениров, киргизских головных уборов и антиквариата. Парковка в центре города, население которого на начало нынешнего года составляет 974 тыс. человек, представляется непростой задачей, создается впечатление, будто на каждого наличного жителя приходится как минимум по 2 автомобиля, причем преимущественно марки “Lexus”. С большим трудом находим парковочные места и направляемся в центральный универмаг, оказываемся на месте слишком рано, до открытия еще есть время, чтобы его не терять, направляемся в административный центр Бишкека. 

На улицах много оригинальных памятников, запоминается своим необычным архитектурным обликом Мемориал воинам, павшим в годы Второй мировой войны. На площади Ала-Тоо установлен памятник герою национального эпоса Манас - символ, который объединяет нацию. Высота бронзового изваяния вместе с постаментом составляет чуть более 17 метров. На той же площади установлен памятник Чингизу Айтматову. Обращает на себя внимание женский образ, символизирующий свободу, это – памятник Борцам революции: на высоком гранитном постаменте фигура женщины со знаменем в руке. Другой рукой она указывает на тех, кто отдал жизнь за прекрасное будущее, две боковые группы символизируют пробуждение народа и его участие в революции. Примечательно, что прототипом фигуры женщины послужила Уркуя Салиева.

 

Заходим в расположенный в цокольном этаже здания, совсем неприметный снаружи книжный магазин, обнаруживаем в нем «Музей прикладного искусства» (наш бессменный гид по городу, Кубанай заранее, но прибытия экспедиции, исследовала практически все места, так или иначе связанные с производством головных уборов, хранением исторических коллекций. Собственник магазина многие годы занимается археологическими исследованиями, в том числе подводной археологией, собрав богатую коллекцию самых разнообразных артефактов, оригинальные головные уборы, отражающие культуру ряда народов, населяющих Кыргызстан. В небольшой, но чрезвычайно интересной экспозиции музея, занимающей пару залов книжного магазина, находим несколько аутентичных женских головных уборов. По соседству с ними экспонируются старинные женские украшения, большая часть из них выполнена из популярного в Азии серебра, со вставками из полудрагоценных камней. Перстни, височные подвески, ожерелья, подвески на косу, - чего здесь только нет, и каждый предмет украшен сложными орнаментами, несет информацию о самобытно культуре кочевников-киргизов. 

Автор коллекции занимается активной издательской деятельностью, мы приобрели ряд прекрасно изданных, иллюстрированных путеводителей, рассказывающих о символике в народном костюме, культуре, обычаях и быте киргизов. Даже на окнах книжного магазина-музея представлены традиционные занавески, выполненные вручную с большой любовью и терпением. Сопровождающая нас Кубанай особое внимание акцентирует именно на таких элементах интерьера, чтобы продемонстрировать нам наличие традиций в современной культуре, органичную связь старого и нового, чего удалось добиться автору проекта библиотеки-музея. В коридоре представлена выставка произведений современного искусства.

 

Мы направляемся в ЦУМ, по пути с интересом разглядывая специальный вагончик для продажи мороженого, судя по всему, курсирующий по центру города, слово «мороженое» на киргизском звучит как «бал муздак». На верхнем этаже универмага находим множество любопытных головных уборов, не только современных, пошитых по образу и подобию исторически достоверных, свойственных коренным киргизам, но и всевозможные вольные вариации на тему традиционной киргизской культуры. Долгое время ходим от одной лавки – к другой, чтобы понять, где продаются именно те головные уборы, что будут представлять Кыргызстан в экспозиции Музея головных уборов народов мира «Дом шляп». После дебатов и общения с продавцами, останавливаем выбор на нескольких наиболее характерных из них:

Колпак — этот старинный киргизский головной убор до сих пор очень популярен в республике. В XIX веке производство колпаков было женским делом, а продавали их мужчины. Для изготовления колпака заказчик сдавал целое руно молодого ягнёнка, руно брали в качестве оплаты. Колпаки шили из четырёх клиньев, расширяющихся книзу. По бокам клинья не сшивали, что позволяет поднимать или опускать поля, защищая глаза от яркого солнца. Верх украшали кисточкой. Киргизские колпаки были разнообразны в покрое: колпаки знати были с высокой тульей, поля колпака подшивали чёрным бархатом, бедные киргизы свои головные уборы оторачивали сатином, а детские колпаки украшали красным бархатом или красной материей. Разновидность колпака — ай колпай — была без разрезных полей. Войлочный колпак носят и другие народы Средней Азии начиная с XIII века.

 

Малахай — особый вид головного убора, отличительная особенность которого — длинный, спускающийся на спину назатыльник, соединённый с удлинёнными наушниками. Его изготовляли из меха лисы, реже из меха молодого барана или оленя, а верх покрывали тканью.

Тебетей — распространённый зимний головной убор, непременная часть мужского киргизского национального костюма. Он имеет плоскую четырёхклинную тулью и шьют его, как правило, из бархата или сукна, отделывают чаще всего лисьим мехом или куницей, а в районах Тянь-Шаня — мехом чёрного барашка. Кызыл тебетей — красная шапка, её надевали на голову при возведении на ханство. В прошлом существовал обычай: если гонца посылал важный начальник, то его "визитной карточкой" был предъявленный гонцом тебетей этого начальника.

Олег и Валерий, кроме киргизских национальных головных уборов, находят в одном из расположенных здесь антикварных магазинов очень оригинальный праздничный женский головной убор, скорее всего принадлежащий южным киргизам, испытавшим большие культурное влияние со стороны жителей Афганистана и Туркменистана. Судя по внешним признакам, этот головной убор является репликой, часть элементов, особенно металлические пряжки и накладки могут быть старинными, они были использованы при изготовлении точной копии с артефакта. После общения с продавцом, а затем – и с собственником этого потенциального музейного экспоната, приобретаем необычный головной убор для музейной коллекции, в придачу к нему еще и пояс, богато расшитый металлическими накладками, бисером и т,д.

 

Долго разглядываем два антикварных, старинных головных убора, скорее всего имеющих корни из Туркменистана, либо Ирана. Они достаточно интересны, но в то же время типичны, к тому же, цена на них явно завышена раза в 3-4. Поэтому ограничиваемся теми головными уборами, что уже были приобретены, они дают прекрасное представление о культуре нескольких этносов, населяющих Кыргызстан. Важное дело сделано, нам удалось найти искомое, причем не только современные реплики национальных головных уборов, но и исторические артефакты. Удовлетворенные результатами поиска, направляемся на встречу с мастерицами, своими руками создающими киргизские национальные головные уборы. Мастерская расположена в том же районе города, где мы повели минувшие две ночи в обществе гостеприимных родственников Кубанай. 

Изготовление традиционных киргизских национальных головных уборов – длительный и сложный процесс, мы в этом убедились во время посещения мастерской, где, помимо демонстрации готовых изделий для нас организовали мастер-класс по сборке (завязыванию) элечека. Элечек — женский головной убор в виде тюрбана, в полном виде он состоит из трёх частей: на голову надевалась шапочка с накосником, поверх неё небольшой прямоугольный кусок ткани, закрывающий шею и сшитый под подбородком; поверх всего — чалма из белой материи. У разных родоплеменных групп Киргизии женская чалма имела различные формы — от простой накрутки до сложных сооружений, слегка напоминающих русскую рогатую кику. В Киргизии чалма получила большое распространение, её называли калёк, но у южных и северных киргизов — элечек. Это же название бытовало и у некоторых групп казахов. В первый раз элечек надевали молодой, отправляя в дом мужа, тем самым подчёркивая переход её в другую возрастную группу. В свадебном пожелании молодухе говорилось: "Пусть твой белый элечек не спадает с твоей головы". Это было пожелание долгого семейного счастья. Элечек носили зимой и летом, без него не было принято выходить из юрты даже за водой.

Только на изготовление первой, базовой части такого головного убора мастерице потребовался год работы, это связано со сложностью и трудоемкостью вышивки, которая ранее выполнялась шелковыми нитями, а в настоящий момент для этого используется мулине. Женщины собрались в просторной комнате, одна из них надевает традиционный повседневный халат кочевницы с длинным подолом и рукавами (в старину женщина не должна была показывать даже кисти рук, не говоря уже о голове, которая все время во время нахождения вне дома должна быть покрыта элечеком). Затем начинается длительный процесс формирования головного убора: поверх шапочки наносится полоска ткани, призванная поддерживать подбородок, чтобы он со временем не отвисал, что характерно для рожавших женщин. Затем слой за слоем поверх базовых элементов накручивается несколько метров белой ткани, между собой они скрепляются при помощи толстой нити. Весь процесс занимает не менее 40-50 минут, в итоге мы видим элечек в сборе, именно такими головными уборами пользовались киргизские женщины в старину, да и в нынешние времена во многих, особенно отдаленных областях страны элечек пользуется популярностью. Затем мастерица профессионально быстро завязывает похожий головной убор Альбине, он создается достаточно быстро и существенно отличается по конфигурации. Такой упрощенный вариант имеет иное название, используется в регионах страны, отличающихся наиболее сухим и жарким климатом.

 

Мы делаем традиционные общие фото вместе с мастерицами, сохраняющими и преумножающими вековые традиции, благодарим их за возможность прикоснуться к истории головного убора. Но это еще не всё – одна из собравшихся мастериц является народным целителем, по завершении демонстрации элечека, она благословила нас на дорогу, прочитав долгую, проникновенную молитву. Выходя из мастерской, видим куски войлока, свернутые в трубочки, они сушатся в тени деревьев после окрашивания, которое производится исключительно натуральными красителями. Мастерицы демонстрируют нам мешочек со скорлупой ореха, при помощи него войлоку придавался необходимый оттенок. 

Впереди у нас новая, необычная встреча с уважаемым, пожилым человеком, с мамой Кубанай и ее сестер. Маме 89 лет, живет недалеко от Бишкека и, узнав о нашем приезде от дочерей, она приняла решение приехать в город, чтобы встретиться с гостями из России и подарить самый дорогой сердцу головной убор своего супруга, который ушел из жизни несколько лет назад. В их семье было 12 детей, из которых выжили шестеро. Несмотря на все трудности переломных времен, дети выросли достойными людьми, любящими своих родителей, окружающими их своей заботой. Супруг мамы Кубанай в 3 года чуть было не умер, его с трудом вернули к жизни, после чего за ребенком стали замечать необычные свойства, с возрастом они проявлялись все сильнее. После клинической смерти ребенок обладал незаурядными экстрасенсорными способностями, по прошествии времени стал лечить людей при помощи рук. Весть о целителе распространила вначале среди родни, а затем – соседей, знакомых и т.д.

Подъезжаем к дому семьи Аскарбека и Нарынкуль, нас встречают все члены семьи, празднично одетые, представляют старейшему и мудрейшему члену большой, дружной семьи – любимой маме Джумагуль. Она долго держит за руку каждого из нас, приветствует и благословляет, улыбается при этом милой, доброй улыбкой так, как это может делать любящая мать. Мы знакомимся, после чего мама собственноручно надевает на голову Валерия традиционный киргизский колпак как личный подарок ему, старшему члену экспедиции. Затем преподносит в дар Музею головных уборов народов мира семейную реликвию, тюбетейку, принадлежавшую главе семейства, ныне покойному ее супругу Джакыпу, дедушке Кубанай. Мама дает нам напутствие и благословит на добрый путь и успешное продолжение начатого дела. Зная, насколько трепетно в традиционных киргизских семьях относятся к реликвиям, передающимся из поколения – в поколение, склоняем голову перед знаком высшего внимания и доверия, оказанным нам.

Перед отъездом из города участникам экспедиции предстоит попробовать праздничное киргизское блюдо, приготовленное из зарезанного в честь нашего приезда барана. В качестве ингредиентов используются практически все внутренности животного. Легкие промываются, в них заливается шесть литров свежего молока, после чего варятся в общем казане на медленном огне. Когда киргизы режут барана, они используют почти все части тела животного, кроме нечистых. Шкура сдается в приемный пункт, мясо разделывается на определенное количество частей, каждая часть тушки имеет символическое ритуальное значение. Высоко ценится голова животного, разделкой которой уже за столом занимается исключительно аксакал, старший и самый уважаемый мужчина в семье. На мясном бульоне варится лагман.

 

Для нас накрывают стол и потчуют деликатесами, специально приготовленными в честь прибытия дорогих для семьи гостей из России. Отобедав, делаем общее фото с мамой, прощаемся с гостеприимной киргизской семьёй, оказавшей нам самый радушный прием, какого никогда не было в нашей экспедиционной практике даже за 120 дней кругосветки. Впереди 40 километров пути в сторону Киргизского хребта, где находится известный Государственный природный парк Ала-Арча площадью 2280 га, на высоте 1600-4860 м. Начинается эта строго охраняемая государством горная страна с высокого центра Киргизского Ала-Тоо и простирается к северу до Ала-Арчинского ущелья. Название происходит от слов киргизского языка «ала» - пёстрый, пегий, полосатый и «арча» - можжевельник. В состав природного парка входят ландшафты предгорных степей и горных лесов, где произрастают более 600 видов высших растений, около 50 видов лекарственных растений, очень много медоносов и дубильных растений. На его территории обитают архар, сибирская косуля, козерог, кабан, косуля, лисица, волк, заяц, барсук, горностай, дикобраз, куница; из птиц обычны каменная куропатка, чиль, кеклик, улар. Ущелье пользуется большой популярностью среди туристов, в нём проложено около 150 маршрутов, идя по которым, можно увидеть вертикальные, отвесные каменные стены высотой до 1100 м.

Поднят шлагбаум, мы въезжаем на территорию природного парка после оплаты экологического сбора, и сразу попадем в глубокое ущелье, вершины которого теряются далеко наверху, в облаках. Воздушные массы клубятся над нами, грозят обрушиться в любой момент дождем, время от времени сквозь них прорываются вертикальные лучи солнца, стремящиеся осветить шумную горную реку, несущуюся по гранитным валунам и обрывающуюся каскадами водопадов. Оставшееся до наступления темноты время мы проводим в прогулке по ущелью, идя навстречу величественной горной стране, вздымающимся высоко наверх снежным пикам, окутанным медленно стекающими вниз клубами облаков, у подножия гор шумит, грохочет река, текущая по широкому моренному желобу, состоящему из гранитных валунов.

Спустя некоторое время солнечные лучи достигают заснеженных вершин, они частями, лениво проявляются посреди облачных конструкций, и в конце концов предстают перед нами во всем своем великолепии. Закатное солнце расцвечивает снег в нежно-розовые, а затем – в почти алые тона, глубокие тени становятся ультрамариновыми, ущелье заполняется вечерней темнотой и прохладой. Мы долго стоим перед прекрасной панорамой горной долины, не в силах оторвать взгляд от происходящих преобразований, и лишь с последними лучами солнца начинаем обратный путь. Долгий, насыщенный событиями и встречами день подошел к концу; последний солнечный луч алым всполохом сверкнул на зубцах горы «Корона»; мы селимся в горном отеле, арендовав на ночь трехкомнатный домик. Сегодня ночуем на высоте 2300 метров над уровнем моря. Для нас это вторая горная ночевка за время экспедиции. 

Оставить комментарий

Комментарии: 0