День 21. Таджикистан: Турсунзаде – восхождение в горы – Турсунзаде

Сегодня мы встали в 5 часов утра, чтобы собраться, подготовиться к выезду в горный кишлак и к небольшому восхождению в горы. Однако, погода с утра преподнесла очередной сюрприз: усилился ветер, небо затянули дождевые тучи, а затем и вовсе налетела гроза. По этой причине наши проводники Джамол и его сын Камрон, знакомство с которыми было подарено нам провидением, отложили выезд на более поздний срок. За высвободившееся время Олег и Валерий решили заняться утренней зарядкой и игрой в волейбол. Погода тем временем хмурилась, небо предупредительно грохотало тяжелыми, гулкими громовыми раскатами, но наше желание во что бы то ни стало попасть в горы слишком сильно, фактически, сегодня – последний день, когда нам выпадает такая возможность, завтра выезжаем из Таджикистана и держим путь в соседнее государство Узбекистан. 

Фортуна оказалась благосклонна к нам, через пару часов в грозовом фронте возникло «окно», и вот мы в сопровождении найденных в Таджикистане друзей направляемся на бессменной экспедиционной «Toyota hilux» наверх, вдоль русла бушующей горной реки, зажатой в узкое ущелье. Грохот воды, местами подступающей к грунтовой дороге, покрытой щебнем с падающими сверху камнями, перекрывает собой все иные звуки, сила и мощь потока ощущаются даже на физическом уровне. Чем дальше –тем опаснее становится наш путь, к воде почти вплотную подходят высокие скальные стенки, время от времени с них обрушиваются вниз увесистые каменные глыбы, судя по свежим осыпям, все скалы здесь - «живые». Начинается дождь, по мере его усиления видим отдельные камни, катящиеся сверху прямо на дорогу, что петляет впереди, зажатая между потоком бурной воды и каменными громадами. Дикая, первозданная красота природы окружает нас со всех сторон, все признаки цивилизации остались далеко позади, перед нами – величественная и нетронутая горная страна.

 

Время от времени встречаемся с идущими вверх отарами овец, погонщики пытаются освободить дорогу, но это не всегда удается, Валерий на ходу выпрыгивает из авто и помогает им расчистить путь. Вместе с овцами следуют груженые водой и провизией ишаки, замыкают отару собаки. Пастухи с любопытством рассматривают экспедиционный автомобиль проекта «Hat master», а мы делаем забавные фото во время проезда через «поток» овечьего поголовья. Удивительная, суровая и, вместе с тем, притягательная красота гор очаровывает нас; тем временем дождь усиливается, как будто пытаясь остановить дальнейшее продвижение в «терра инкогнита». Но мы – не из пугливых, несмотря на ставшую совсем опасной дорогу, камнепады и ливень, продолжаем взбираться наверх, вдоль грохочущей воды, способной с легкостью перевернуть и унести прочь не только наш автомобиль, но и какой-нибудь многотонный большегруз. 

Наконец, мы у цели, Джамол и Валерий берут приобретенные ранее арбузы, мы одеваемся по погоде, накидываем легкие треккинговые рюкзаки и отправляемся наверх, в кишлак. Собственно, стоя на дороге под древним, раскидистым тутовым деревом, не возникает ощущения близости людей, тем более населенного пункта. Мы с удивлением спрашиваем Джамола: «Арбузы мы тоже понесем наверх, в горы?». Он смеется, отвечает: «Нет конечно, это – подарок для родственников, они в этом кишлаке живут, нужно только найти их дом. Я здесь лет 15 не был с тех пор как впервые попал к ним на охоту. Надеюсь, меня хотя бы узнают». По еле различимой среди каменной осыпи дороге поднимаемся вверх, по обочинам действительно то тут, то там материализуются среди вековых деревьев грецкого ореха и тутовника маленькие, простые глинобитные домики, покрытые снаружи раствором из кизяка, соломы и белой глины, на крышах – камни-голыши, чтобы ветром не унесло шифер. Ощущение безжизненности этого благословенного места быстро развеивается, хотя в первых домах, до обитателей которых пытается докричаться наш спутник, ему так никто и не отзывается.

- Сегодня пятница, священный для мусульман день, почти никого нет дома, жители скорее всего находятся в мечети, - резюмирует Джамол.

- У них еще и мечеть здесь есть? – С искренним удивлением вопрошаем мы.

- Конечно, только совсем маленькая, в этом кишлаке даже школа имеется, мы через нее проходили недавно.

Действительно, люди умудряются жить в любых условиях, мы явно недооценили это вначале, выяснив у проводников, что в кишлаке живет в настоящий момент более 60 семей. Наконец, к нам выходят четверо молодых людей, один держит в руках самодельный серп, сами худые, кое-как одеты, в сапогах; на лицах – удивление и любопытство. Джамол некоторое время объяснял им, кого именно мы ищем, один из парней взялся нас проводить наверх. Проходим в калитку, что в заборе из кривых древесных ветвей, вдоль него - «поленница» из тонкого хвороста, собранного в горах, на огороде цветет картофель, ветви деревьев гнутся от обилия черешни. Повсюду – много чистейшей горной воды, по самодельной оросительной системе вода проникает к огороду, течет тонкими струйками между гряд картофеля и клубники. На пути перед нами появляется древний старец-аксакал, хозяин семьи, здоровается, загадочно улыбаясь, приглашает пройти в гостевую комнату за дастархан. Рассаживаемся на украшенных богатой вышивкой матрацах и покрывалах, пока ведем беседы (при помощи Джамола и Камрона) на таджикском языке, один из сыновей старца приносит вначале большие, круглые лепешки, затем – чай и всяческие деликатесы.

 

Джамол оживленно общается с аксакалом, оказывается тот не сразу узнал его, все-таки 15 лет прошло с момента, когда он побывал с охотниками в этих краях. Нас принимают как лучших гостей в соответствии с традицией, существующей у многих народов стран Средней Азии: «Неожиданный гость – от самого Аллаха». Потому, от того, как принимают таких гостей, зависит и отношение к вам Всевышнего. Гостеприимство – это не просто дань традиции, а глубокая мудрость и философия жизни, пришедшая из глубины веков и тысячелетий. Перекусив, благодарим хозяина за радушный прием, не прощаемся, потому что на обратном пути обязательно вернемся сюда, и выходим в маршрут. Путь наверх лежит по горным тропам, ими пользуются чабаны, поднимающиеся с отарами овец высоко в горы, на сочные пастбища. Преодолев обширную каменную осыпь из крупных глыб зеленого гранита, пройдя вдоль бесчисленных ручьев с хрустальной водой, входим в поросль кустарников и туй, которые почему-то называются здесь «ёлками». 

Пару часов медленно поднимаемся по извилистой горной тропе, петляющей между древними туями, кустарниками и каменными осыпями, пахнет горными травами, особенно силен аромат чабреца, которого на склонах не счесть. По мере набора высоты нам открываются все более обширные виды на окрестные вершины, на реки, текущие от основания ледников, ниспадающих со склонов заснеженного хребта, грохочущих далеко внизу, на дне ущелий. Иногда отдыхаем, общаемся, устраиваем перекусы. На одном из привалов нас застигает гроза: небо вмиг темнеет, поблизости раздаются мощные раскаты грома, на нас стремительно наступает полоса дождя. Пара минут – сидим под старой туей, прикрывшись с подветренной стороны плащами, накидками от напора бокового ветра. В пелене дождя гор не видно, находимся в самом центре грозового фронта, слышен лишь шум ливня и раскаты грома. Но уже через несколько минут стихия утихомиривается, к нам приближается просвет в облаках, очертания горных склонов вновь проявляются в туманной дымке. Добравшись до конечной точки подъема в 1900 метров, делаем привал, чтобы запечатлеть красоту первозданной природы. До голых скальных склонов и обширных осыпей уже рукой подать, если подняться выше, мы окажемся в холодной приледниковой каменной пустыне, над ней – царство вечных снегов. Но, к сожалению, наше время ограничено, нужно учитывать длительный спуск, возвращение в «Эдем», а на вечер запланирована встреча в Душанбе с однокурсниками Валерия. 

Спускаться по каменистым горным тропам порой значительно сложнее чем подниматься по ним, трава и камни намокли во время дождя, мы пытаемся аккуратно скользить вниз, время от времени спотыкаясь, некоторые падают. Камрон не рассчитал скорость, побежал вниз по травянистому склону, поскользнулся и несколько раз кувыркнулся, остановил его росший на пути кустарник. Ко счастью, все благополучно обошлось, стремительное падение с кувырканием стало предметом всеобщего веселья. Постепенно, шаг за шагом, спускаемся к подножию горы, попав на каменную осыпь; тропа то и дело теряется посреди нагромождений гранитных глыб и в зарослях кустарника. Долгий спуск завершается в том же кишлаке, с которого мы начали подъем несколько часов назад. Погода за это время изменилась, выглянуло солнце, склоны гор купаются в его жарких лучах; мы вновь заходим в гости к солидному старцу, садимся за дастархан и продолжаем прерванное утром общение.

- Скажите, сколько в вашей семье детей? – Интересуется у него Валерий.

- У меня 9 детей, 32 внука и 2 правнука, - отвечает аксакал.

- Вот это да…большая у вас семья, - поражены мы его словами.

- Вы постоянно здесь живете или иногда – в городе?

- Последние годы все время живем с женой здесь, в кишлаке, тут же сыновья мои, помогают по хозяйству, дочери в городе живут со своими семьями, - рассказывает старец, - зимы в горах холодные, морозы до 40 градусов бывают, и хищные звери приходят с гор.

- Какой промысловый зверь водится в горах? – Спрашивает Валерий, являющийся охотником.

- Есть медведи, много волков, лис, зайцев, куницы, перепелки, фазаны бывают. Конечно, горные козлы, косули, архары встречаются. Я охоту люблю, много лет охотился в этих местах. – Продолжает свой рассказ хозяин дома.

 

Так мы постепенно узнаем о нехитром житье-бытье этих добрых, гостеприимных людей, живущих, как кажется нам, вдали от цивилизации. Однако, и здесь есть электричество, причем свое, подающееся бесперебойно от небольшого генератора, работающего на турбине, вращаемой водой бурной горной реки. Мобильная связь тоже есть, мы – в зоне покрытия «Мегафон», на некоторых домиках-мазанках установлены спутниковые тарелки, значит, есть телевидение. В на первый взгляд неприметном кишлаке, затерявшемся высоко в горах, имеется все необходимое для жизни людей и, главное, здесь много горной воды, которая, вкупе с чистым воздухом и натуральными продуктами с собственного огорода, является причиной здоровья и долголетия жителей горных склонов. 

Еще нам запомнился очень вкусный сироп из плодов тутовника, вкус его не похож ни на что, испробованное нами ранее. Еще на столе была свежая клубника с огорода, черешня с растущего по соседству дерева, свои овощи, молочные деликатесы, разумеется из молока своих коров. Один из сыновей приносит для нас угощенье; женщин практически не видно, в соответствии с традицией, они находятся на своей половине дома и появляются перед гостями лишь в исключительных случаях, если того пожелает мужчина, хозяин дома. Благодарим аксакала за гостеприимство, собираемся в обратный путь, он вызвался нас проводить до дороги, по пути между делом слегка наступает на крупную зеленую змею чтобы остановить ее и показать нам. Привычным жестом приступает тапкой на шею животного, демонстрирует рептилию и отпускает ее восвояси. Та с благодарностью быстро уползает под камни, как будто между старцем и змеей есть полное взаимопонимание и гармония. Наверное, так оно и есть, когда живешь многие годы в горах в окружении первозданной природы. Напоследок наблюдаем эпическую картину: на переднем плане стоит в благостной отрешенности аксакал в халате и тюбетейке, смотрит вдаль, на освещенное солнцем ущелье с рекой…

 

Прощаемся, добираемся до автомобиля, оставленного внизу, под древним тутовым деревом, какое-то время лакомимся сладкими ягодами, свисающими с раскидистых ветвей. Река за время нашей прогулки в горы изменилась в цвете, она стала похожа на мощный поток какао, низвергающийся по каменному желобу, смывающий все не своем пути. Это в горах прошли ливневые дожди. По дороге встречаем двоих таджиков, они неспешно едут на ишаках и общаются друг с другом. Останавливаемся, знакомимся с ними, просим покататься на животных чтобы сделать серию снимков. Безо всяких проблем те соглашаются предоставить нам свой вьючный транспорт, мило общаются с нашими спутниками Джамолом и Камроном. В другом месте останавливаемся чтобы сделать фото на навесном мосту, перекинутому через ревущий поток. От энергии воды, неистовствующей внизу, под нами, сотрясается и вибрирует не только хлипкая лесенка, но, кажется, даже сам воздух и окрестные скалы. 

Спустившись с гор и выйдя на асфальтированную дорогу, возвращаемся в дом отдыха «Эдем», приводим себя в порядок и выезжаем в центр Душанбе, на въезде в город, после арки, нас встречает автомобиль с однокурсниками Валерия, учившимися вместе с ним в г. Киров. Сразу после встречи вначале мы заехали к главному Флагу, установленному на холме возле резиденции Президента для того, чтобы сделать памятное фото на фоне места, где 30 лет назад стояла воинская часть, в которой проходил срочную службу Валерий. Государственного флага сегодня на месте не оказалось, раз в месяц огромное полотнище меняют, мы умудрились приехать именно в такой день. Завершив с фотосъемкой, направляемся в необычный ресторан, называемый в переводе на русский «Тюбетейка», именно в таком месте, памятуя о целях нашей экспедиции, друзья решили устроить для Валерия и нас, его спутников, праздничный прием по случаю долгожданной встречи. Оформление ресторана в полной мере соответствует его названию, официанты ходят в таджикской национальной одежде и, разумеется, в тюбетейках. В веселой компании подполковника Таможенной службы республики Таджикистан и полковника МЧС мы провели несколько часов, сидя за дастарханом в близкой к аутентичной обстановке, которую усиливали бегающие и резвящиеся поблизости дети (видимо, здесь принято ходить в ресторан с детьми). Поздним вечером, по завершении застолья, мы решили пообщаться с персоналом ресторана, рассказав им о проекте «Музей шляп», подарили им информационные буклеты о музее, а те, в свою очередь, передали в музейную коллекцию тюбетейку-национальный таджикский головной убор, пожелали доброй дороги и новых экспонатов.

Напоследок, в знак дружбы и признательности, Кадам Маскаев, один из сокурсников Валерия передал в музейную коллекцию фуражку Управления МЧС республики Таджикистан, прошедшую вместе с ним через все перипетии гражданской войны, разразившейся в Таджикистане в начале 1990-х годов, также он презентовал музею необычную памирскую тюбетейку с разноцветными орнаментами, такие до сих являются наиболее традиционными для жителей Памира, самой высокогорной части Таджикистана.

 

Прощаемся на выезде из города, возле арки по старой русской традиции: с бампера автомобиля разливается «беленькая», на закуску – знаменитая татарская конская колбаса, привезенная Валерием как раз для таких памятных поводов. Поздно ночью возвращаемся в «Эдем», где уже все спят, пытаемся попасть в свой корпус, но попытки достучаться и дозвониться до сотрудников не приносят успеха, некоторое время ходим вокруг да около. Но, как говорится, «больна выдумки хитра», спать, причем не на улице, очень хочется, перелажу через высокий каменный забор, затем – через второй, пытаюсь достучаться до охраны со стороны внутреннего дворика – все бесполезно. Чудом удается найти не полностью закрытое окно, залажу через него внутрь корпуса и отпираю двери. Таким хитроумным способом нам удается добраться до ночлега. День выдался долгим и содержательным, сейчас нужно как следует отоспаться перед дальней дорогой; завтра выезжаем в Узбекистан, сколько времени потребуется на пересечение границы и докуда успеем добраться за день – неизвестно. 

Оставить комментарий

Комментарии: 0