День 25. Узбекистан: Бухара – Навои – Самарканд

Попрощавшись с Рауфом, оказавшим нам неоценимую помощь в знакомстве с достопримечательностями Бухары, мы выехали в направлении Самарканда, второго по величине города в республике после Ташкента. С раннего утра воздух прогрелся до +35*С, температура продолжает стремительно расти, а мы уже всерьез соскучились по нашей, северной прохладе, в которую с каждым днем хочется вернуться все сильнее. Плюс 43*С каждый день – это уже для нас явно чересчур много, жара сильно выматывает и отнимает много сил. Но впереди у нас знакомство с Самаркандом и Ташкентом, прежде чем покинем пределы самой жаркой среднеазиатской страны. 

Дорога уводит нас на восток все дальше от бежевых куполов и минаретов Бухары, в раскаленную песчаную пустыню, изредка поросшую самой скудной растительностью, на первый взгляд совсем безжизненную. Но время от времени встречаются кишлаки, радующие глаз стройными рядами новеньких домов, построенных по государственной программе, призванной поддержать жителей сельской местности. Пастухи умудряются пасти на этих скудных почвах козочек, по обочинам иногда встречаются ослики, с равнодушным видом взирающие на проезжающие мимо автомобили. Огромная пустыня поглощает все, что входит в ее пределы, чтобы испытать незабываемые ощущения, достаточно выйти из комфортного автомобиля, в салоне которого кондиционер поддерживает температуру 21*С и оказаться под нещадно палящими лучами солнца, где через 5-10 минут начинает темнеть в глазах и кружится голова. Жара неистовствует, выжигая все живое, трудно представить, как можно жить в таких нечеловеческих условиях всю свою жизнь. А ведь сейчас – лишь самое начало лета, как нам говорили в Бухаре, нынешний год – прохладный, в начале июня должно быть 45-50 градусов тепла… 

Оставляем позади город Навои с его международным аэропортом, затерявшимся среди пустыни, одиноко стоящим грузовым авиалайнером, по указателям движемся далее на восток. Дорога в этом направлении значительно лучшего качества, чем те, по которым мы добирались до Бухары от таджикской границы, лишь время от времени встречаются участки с разрушенным покрытием. Невыразительные пустынные пейзажи утомляют, усыпляют бдительность, и спустя час-другой мы все, кроме сидящих за рулем, начинаем дремать и клевать носом.

 

Самарканд встречает нас все той же нестерпимой жарой, он возникает как-то совсем внезапно большим, современным оазисом среди пустыни, а возле него появляются невысокие горы, от которых мы еще не успели отвыкнуть, совершив путешествие по величественным и таким разнообразным горным пейзажам Кыргызстана и Таджикистана. Улицы Самарканда напоминают какой-нибудь южный российский город, например, Саратов, на первый взгляд между ними вообще нет никаких отличий. Но время от времени нам встречаются древние монументы, свидетельствующие о былом величии крупного торгового и политического центра, стоящего на Великом шелковом пути. Изрядно уставшие от утомительной, однообразной дороги, первым делом заходим в кафе, но в нем не оказывается еды, стоящая за стойкой дама информирует нас с фатальной отрешенностью: «Есть нечего, у нас уже все съели сегодня». Чудесно, зачем же они в таком случае вообще работают? Мы отправляемся на поиски пропитания, среди многочисленных вывесок с названиями торговых точек на узбекском, английском и русском языках находим очередное кафе, где заказываем легкий обед, он же – ужин. Цены, как и в большинстве торговых точек Узбекистана, радуют, качество кухни – вполне достойное. Посредством приложения booking.com Руслан находим приемлемый по соотношению «цена-качество» вариант проживания, и мы двигаемся по улицам Самарканда в сторону забронированного частного отеля, имеющего самый высокий в городе рейтинг «великолепно». Вскоре сворачиваем на тихую улочку в центральной части города, попав в тень величественных деревьев, здесь тихо и уютно. Заселяемся в отель, удивляясь действительно очень высокому уровню отделки номеров и общественной зоны, качеству обслуживания. Небольшой отель “Hotel Samarkand Safar” производит очень позитивное впечатление, пожалуй, это одно из самых уютных местечек, где нам приходилось останавливаться во время странствий по миру, те, кто много путешествует, понимают, что значит оказаться в практически домашней обстановке хотя бы на несколько часов, почувствовать уют и комфорт, а также то, что вам здесь рады. В просторной гостиной с антикварной мебелью, настоящими азиатскими коврами и фортепиано мы знакомимся с владельцем заведения, видя наши затруднения в планировании похода в город, он обстоятельно рассказывает нам об основных точках обзора, прокладывая при этом маршрут на туристической карте Самарканда. Благодаря этой помощи мы оставляем автомобили на стоянке, нанимаем такси и едем к главной достопримечательности города, площади Регистан. 

Тем временем на Самарканд налетела гроза, небо потемнело, слышны раскаты грома, но до земли не долетает ни капли дождя, при 40-градусной жаре водяные капли испаряются на лету. Справа от нас остается знаменитая усыпальница Амира Тимура (Тимурлана), ее посещение мы отложили на завтра, а перед нами вскоре открывается вид на просторную и величественную площадь Регистан, обрамленную тремя высокими медресе. Всемирную славу это место приобрело благодаря великолепному архитектурному комплексу, ставшему памятником восточного зодчества, с трех сторон площадь окружают величественные медресе, порталы которых обращены к центру пространства. Все три строения имеют свой уникальный декор, различающийся между собою. В переводе с узбекского слово «регистан» означает – песчаное место, в древности эта центральная городская площадь действительно была покрыта песком. Изначально территория не была окружена медресе, великолепные строения появились несколько позже; в те времена власти города собирали на площади народ для оглашения указов хана, здесь также проводились праздники, публичные казни и сборы армий, уходящих на войны. Вокруг площади располагались торговые ряды, на которых ремесленники и земледельцы продавали свои товары, все большие дороги Самарканда вели к Регистану, где всегда царила оживленность.

Во времена разных правителей менялись главные значения площади, но с тех веков и по сей день Регистан служит центром общественной жизни города. Сейчас на площади находится три медресе: Улугбека, Шер-Дор и Тилля-Кари, которые и стали основными достопримечательностями города. Возводились они двумя правителями в разное время. Слово «медресе» происходит от арабского «мадраса» и буквально означает «место, где преподают, учат». Наследник великой державы Тимуридов, выдающийся математик и астроном Улугбек принял власть в 1409 году. В 1417 году он отдает приказ построить медресе, которое затем будет названо в его честь. Именно это строение и стало первым на площади Регистан. На тот момент это было самое крупное научно-учебное заведение Самарканда. Здесь молодым студентам преподавали философию, астрономию, математику, богословие. Уже двумя веками позже на месте пристанища торговцев и ханаки построят еще два медресе, они и завершат архитектурный комплекс, который мы можем видеть сегодня.

В 1612 году эмиром Самарканда был назначен Ялангтуш Бахадур. Он был наместником бухарских ханов и к тому времени уже правил феодальными уделами, слыл ловким политиком и являлся грамотным военачальником. Будучи правителем города, он решает создать еще одно медресе на площади Регистан, напротив здания, возведенного Улугбеком. По замыслу архитекторов новое медресе должно было располагаться на восточной стороне площади и стать зеркальным отражением уже существующего на Регистане строения. После постройки медресе было названо в честь заказчика, но в народе название не прижилось, и заведение переименовали в Шер-Дор. Это имя памятник получил благодаря изображениям на портале: два больших золотистых тигра, несущих на своих спинах солнце и устремленных за белыми ланями красовались над входом. Шер – в переводе означает тигр (лев) и название переводится как «украшенное тиграми». Именно этот художественный сюжет позже стал национальным символом Узбекистана.

Через 10 лет после завершения строительства медресе Шер-Дор правитель Самарканда Ялангтуш Бахадур запланировал построить еще одно здание, которое должно было завершить композицию.

Строительство началось в 1646 году, в северной части площади Регистан, на месте караван-сарая. Зодчий решил, что новое медресе не должно становиться еще одной копией уже существующих зданий, хотя располагаться оно будет в центре. Автор проекта задумал достигнуть архитектурной целостности всех сооружений и сконструировал фасад таким образом, что зрительно на площади получилось замкнутое пространство. Строительство медресе Тилля-Кари шло более 14 лет и завершилось в 1660 году. Постройка очень гармонично уравновешивает два более крупных медресе, не нарушая единства архитектурного стиля. Название «Тилля-Кари» новая постройка получила благодаря декору, для украшения медресе художники использовали живопись кундаль, в которой преобладает позолота. Из всех трех, именно это сооружение имеет более богатое оформление стен, поражая обилием золотых красок. Тилля-Кари - значит «Покрытая золотом».

Зайдя на площадь Регистан, мы встретили стража порядка, предложившего воспользоваться услугами экскурсовода. Пока прогуливались по медресе Тилля-Кари, любуясь золотым убранством сооружения, нашелся экскурсовод, меж тем мы уже общались в небольшом, уютном магазинчике с таджиком – хозяином заведения, являющимся страстным коллекционером старины. Он оказался гражданином России, полгода живет в Москве, полгода – в Самарканде, занимается не просто коллекционированием артефактов, но и их изучением, этнограф по образованию и по призванию. Именно от него мы узнаем много интересных фактов о значении декоративных элементов в местных, самаркандских узорах. Последовательно торговец выкладывает перед нами вышитые покрывала и занавески, объясняет, какое содержание закладывали мастерицы в тот или иной элемент узора. В исламской культуре запрещено использование изображений людей и животных, по этой причине мастерицы прибегали к различным ухищрениям, потому во многих деталях узора отчетливо проявляются знакомые очертания птиц, рыб и других животных, умело вписанных в общий стиль орнамента.

В сопровождении экскурсовода проходим по всем трем медресе, знакомимся с их долгой историей, особенностями строения, назначением. В учебных заведениях обучались исключительно юноши, в каждой комнате жили по 2-3 ученика, на нижнем этаже они занимались науками, верхний этаж – спальная комната. Общие занятия велись в специально отведенных для этой цели помещениях. Внутренний двор засажен старыми, раскидистыми деревьями, в центре его – квадратная каменная плита с барельефом, на нем – изображение цветка. Особенно подробно мы изучили строение первого медресе, построенного Улугбеком. Сооружение серьезно пострадало от сильных землетрясений, неоднократно реставрировалось, особенно большую тревогу вызывают минареты, отклонение этих вертикальных башен от оси может достигать критического значения в 2 метра. При очередной реставрации был определен точный вес каждого минарета – более 400 тонн. Приведение строений в вертикальное положение производилось с помощью мощных тросов и системы лебедок.

 

Вечером, когда на небе взошла молодая луна, на Регистане включили ночное освещение, площадь вмиг преобразилась, явив собой величайшую гармонию совершенной архитектуры, возраст и необычайная красота которой впечатляет каждого, кто хотя бы раз в жизни стоял в центре площади трех медресе. Позже мы прогулялись до пешеходной улицы, на ней – множество фонтанов, необычных скульптур, самой известной из них являются два позолоченных тигра. До отеля решили прогуляться пешком, благо жара с наступлением ночи наконец спала, раскаленный днем воздух медленно остывает, а на бархатно-чёрном южном небе зажглись яркие звезды… 

Оставить комментарий

Комментарии: 0