День 28. Казахстан: Шымкент – Туркестан – Жанакорган - Кызылорда – Байконур – Аральск – Актобе

За сегодняшний день нами было пройдено самое большое расстояние – более 1600 км, от Шымкента до Актобе, основная причина почему нам это удалось, заключается в прекрасном состоянии дорог в этой части Казахстана. Полнейшей неожиданностью для участников экспедиции было наличие современной, совсем новой автострады, по большей части – с двух-полосным движением в каждую сторону. В гостинице мы почти не выспались, все из-за сильного шума автострады, находившейся неподалеку, почти под окнами; в отсутствие кондиционеров спать пришлось с открытыми окнами и балконными дверьми. По крайней мере, немного подремали, это уже хорошо. Наутро встали с тяжелой головой, зато с радостным чувством приближения к границам России до которых, впрочем, отсюда еще ехать и ехать. 

Дальнейший наш путь лежал по бескрайним степям и полупустыням центрального Казахстана, где однообразие пейзажей постепенно нагоняет на водителей и пассажиров тоску и сонливость, особенно это ощутимо в жаркую погоду. Впрочем, сегодня жара спала, после полудня температура воздуха не поднималась выше +36*С, что после пережитого нами в Узбекистане – сущий пустяк, легкое тепло. Мы заехали в чайхану, испили зеленого чаю и двинулись в путь дабы не терять драгоценное время. Выжженная нещадно палящим солнцем степь раскинулась во всех направлениях, уводя нас все дальше на северо-запад; неподдельный восторг вызвала современная скоростная автомагистраль с качественной разметкой, виадуками, техническими съездами и прочими атрибутами цивилизации. Единственный минус заключается в почти полном отсутствии автозаправочных станций, расстояние между ними подчас критическое, потому приходится все время заправлять полный бак, не пропуская фактически ни одной заправочной станции. Правда, один раз Руслан все-таки оказался на «подсосе», за час до полуночи пришлось заезжать в селение и покупать с рук канистру вожделенного бензина. Но это – сущие пустяки в сравнении с тем, насколько сложно было найти топливо во время путешествия по Узбекистану.

 

Еще из-за трагических событий (серии терактов), произошедших накануне в городе Актобе, куда мы направляемся сегодня, на трассах предприняты экстренные меры безопасности, повсюду выставлены посты дорожной службы и полиции. Потому приходится ехать достаточно медленно, четко соблюдая скоростной режим; наш бортовой радар почти без умолку голосит, информируя о действии полицейских сканеров. Такой вот парадокс: трасса превосходная и практически пустая, полностью свободна для скоростного движения, но повсюду – ограничения скорости в 50 и 60 км/час. Первую половину дня мы медленно продвигались до тех пор, пока не покинули наиболее населенную часть страны, после чего можно было набрать нормальную скорость, благо, населенных пунктов в бескрайних степях и полупустынях почти нет. 

Здесь запомнились две наиболее ярких составляющих, это верблюды и гигантские мусульманские кладбища. Первых верблюдов мы встретили вчера вечером во время проезда к Шымкенту, но были настолько вымотаны таможней и жуткой жарой, что не уделили им достойного внимания. Зато сегодня эти чудесные пустынные животные во всей своей красе предстали перед нами, особенно много их было вечером к северу от Аральского моря. В этих местах встречаются две разновидности верблюдов: одногорбые и двугорбые, окрас их тоже различается от светло-серого и почти белого до рыжего и темно-коричневого. Животные небольшим группами пасутся вдоль трассы, почти у всех на ушах прикреплены бирки с «бортовым» номером и, что вдвойне забавно, со штрих-кодом (!). Видимо, хозяева их время от времени теряют, чтобы идентифицировать, пользуются сканерами? Хотя представить такое в условиях аутентичной казахской среды совсем непросто. Такие вот парадоксы встречаются иной раз на пути. Верблюды с явным интересом разглядывают автомобили, некоторые разгуливают по проезжей части, но стоит остановиться и выйти из дверей, многие тотчас пускаются наутек, видимо, боятся незнакомцев. Мы не раз останавливаемся по пути чтобы сделать фотографии «кораблей пустыни» в их естественной среде обитания, среди барханных песков, слегка покрытых низкорослыми растениями-суккулентами. Пустыня по мере продвижения к Аралу наступает медленно, но верно, вокруг – высокие барханы, проплешины песка встречаются все чаще и чаще, и вскоре вокруг нас уже целые поля совсем безжизненных участков. Именно такие места облюбовали верблюды, в процессе эволюции научившиеся добывать себе пропитание в самых суровых аридных районах планеты. Питаются они жесткими пустынными растениями, которые кроме них фактически не употребляют другие животные. В горбах животных содержится значительный запас жира и влаги для преодоления длительных засушливых периодов, общеизвестный факт – верблюды могут длительное время обходиться без пищи и воды, что сделало их незаменимым гужевым транспортом во времена существования Великого шелкового пути, когда караваны пересекали крупнейшие пустыни Азии. 

Помимо верблюдов, в этих местах можно встретить грандиозные мусульманские кладбища с монументальными сооружениями – склепами. Форма строений весьма разнообразна, вплоть до зданий, напоминающих мечети с минаретами и высокими заборами. В этой части Казахстана кладбища поистине огромные; в нескольких населенных пунктах наблюдаем забавную картину: за хоромами, построенными для мертвых на кладбищах видны скромные, низкие домики местных жителей, пока еще живых. Очевидно, в представлениях населения загробная жизнь значительно важнее, чем эта, земная, потому они склонны довольствоваться малым, зато для умерших возводят белокаменные хоромы, на многих гробницах цветными кирпичами выложены имена их.  обладателей. Но чаще всего «города мертвых» расположены посреди степи или в пустыне. Нам не приходилось встречать настолько крупные погребальные сооружения в других частях Казахстана и иных государствах Средней Азии.

 

Слева от нас находится северная часть исчезающего с лица планеты Аральского моря, когда-то оно было полноводным и питало влагой обширные земли, ныне превратившиеся в пустыню. С 1960-х годов уровень моря стал быстро снижаться по причине забора воды из основных питающих рек Амударья и Сырдарья с целью орошения, в 1989 году море распалось на два изолированных водоёма — Северное (Малое) и Южное (Большое) Аральское море. К 2014 г. восточная часть Южного (Большого) Аральского моря полностью высохла, достигнув в этот год исторического минимума площади всего моря в 7297 км². Ученые выяснили, что основной причиной падения уровня и объема воды в Арале является деятельность человека, с начала наблюдений (XIX век) и до середины ХХ века море фактически не уменьшалось. В 1930-е началось масштабное строительство оросительных каналов в Средней Азии, которое особенно интенсифицировалось в начале 1960-х. С 1960-х годов море стало мелеть из-за того, что вода рек, впадавших в него, во всё возрастающих объёмах отводилась на орошение. С 1960 по 1990 площадь орошаемых земель в Центральной Азии увеличилась, потребности народного хозяйства региона в воде возросли, при этом вода, отводимая для орошения, нередко использовалась неэффективно. Начиная с 1961 года уровень моря понижался с возрастающей скоростью от 20 до 80—90 см/год. В 1989 году море распалось на два изолированных водоёма — Северное (Малое) и Южное (Большое) Аральское море. На 2003 год площадь поверхности Аральского моря составляла около четверти первоначальной, а объём воды — около 10 %. К началу 2000-х абсолютный уровень воды в море снизился до отметки 31 м, что на 22 м ниже исходного уровня, наблюдавшегося в конце 1950-х. Рыбный промысел сохранился только в Малом Арале, а в Большом Арале из-за его высокой засолённости вся рыба погибла. Населенная зона, расположенная на берегах исчезающего моря, объявлена зоной экологического бедствия. 

В последнее время проблемы Арала пытаются решать путем строительства сложных и дорогостоящих гидротехнических сооружений, благодаря чему уровень и объем воды в северной, малой части бывшего моря увеличился, но процесс гибели водоема настолько ускорился за несколько десятилетий, что скорее всего спасти его уже не удастся, разве что путем поворота сюда сибирских рек. Ранее, еще в 60-е годы ХХ века город Аральск стоял на берегу моря, сейчас от него до воды более 40 километров.

 

Трасса поворачивает на север, и мы вместе с ней стремительно приближаемся к северному Казахстану и к конечной точке нашего сегодняшнего маршрута, городу Актобе, бывшему Актюбинску, где в прошлую пятницу произошла серия террористических актов, введен режим комендантского часа и максимальный, красный уровень террористической угрозы. На закате солнца наблюдаем захватывающую игру красок в гуще грозовых туч, висящих тремя гигантскими «грибами», извергающими снизу мощные молнии. Сверху похожие на ядерный взрыв тучи подсвечены косыми лучами заходящего солнца, выглядит это зрелище весьма зловеще. Грозы ходят поблизости, но держат дистанцию, не подходят близко. Освещение медленно меняется, окрашивая степь и раскинувшийся над ней высокий, живописный небосвод в замысловатые цвета и оттенки. Температура воздуха медленно и неуклонно понижается, вечером похолодало до +16*С, что после 46-градусной жары – истинное облегчение, дышится легко и свободно, наконец можно вздохнуть полной грудью. 

Находим среди ночной темноты автозаправочную станцию, но на ней нет топлива, оператор нас «обрадовал», сообщив что до следующей заправки нужно ехать 125 км. У Руслана автомобиль уже не пределе, слишком большие получаются перегоны в отсутствие автозаправок. Нам удалось договориться с местными жителями и приобрести бензин у них; судя по их обыденной реакции на ночные визиты «обсыхающих» автотуристов, такая практика существует в этих местах испокон веков, с момента строительства дороги и начала движения по ней. Ближе к полуночи наблюдаем оранжево-красный серп луны, висящий над линией горизонта, он находится прямо по маршруту нашего движения, порадовав своим призрачным светом, вскоре прячется за дальние сопки, становится совсем темно. Долгая дорога убаюкивает, кроме водителей все уже давно спят, покачиваясь на появившихся откуда ни возьмись кочках (дорога становится не настолько идеальной, как ранее). Во втором часу ночи мы находим первую гостиницу, где и останавливаемся на ночлег. На улице свищет холодный ветер, температура воздуха падает до +14*С, и только теперь мы понимаем: долгая дорога привела на север, жаркие страны остались далеко позади. 

Оставить комментарий

Комментарии: 0